Шарлю Сулье

[Январь 1830]

Я прошу Вас об одной услуге. Мне не хотелось бы, чтобы наши друзья знали, что произошло. 1 При встрече у них постараемся делать вид, будто между нами все по-прежнему и мы видимся, как обычно. Поскольку, как я полагаю, Ваше пребывание в Париже будет не слишком долгим, это не доставит Вам особо больших затруднений. С другой стороны, подобные случаи будут достаточно редки, тем паче если все будут убеждены, что Вы заходите ко мне. Как Вы понимаете, причина этого — моя слабость, которую я хочу скрыть и которая у меня сильней здравого смысла и уязвленного самолюбия. Думали ли Вы о том, как хрупко то, что именуется дружбой? Понимаете ли Вы, что, отказавшись от Вас, я пока не могу отказаться от другого человека, связанного со мной узами, о которых я даже не подозревал, что они так крепки? И тут я могу рассчитывать лишь на время.

В письме, которое Вы мне написали, Вы жалеете только себя. И тем не менее Вы должны понимать, что я из-за Вас испытал, какие Вы мне причинили страдания. Я не упрекаю Вас за то, что Вы на какое-то время перевернули всю мою жизнь и отравили горечью чувство, которое составляло единственное мое счастье в том существовании, какое я веду. К несчастью, я слишком хорошо знаю, как случайность и собственная слабость могут увлечь человека. Я прекрасно понимаю, что, испытав мимолетный соблазн, Вы расценили как незначительное развлечение то, что заполняло чуть ли не целиком мое сердце и воображение.

Все были удивлены, что в свой последний приезд в Париж Вы не повидались со мной. Придумайте этому какое-нибудь объяснение.

Эж. Делакруа

Дайте мне знать, что Вы принимаете мое предложение, если только принимаете.


1 Письмо Сулье из Вальмона от 20 октября 1829 г. (см. франц. изд. «Писем», т. 1) позволяет понять, что произошло. В нем Делакруа пишет Сулье: «Я очень доволен, что ты сходил обнять мою славную подружку с улицы Годо» (г-жу Дальтон). И далее Делакруа имеет неосторожность добавить: «Прежде чем уехать, поцелуй ее из любви ко мне и поощри в части живописи». Из текста данного письма ясно следует, что Сулье слишком рьяно взялся исполнять поручение друга, в чем ему чистосердечно и признался.

К содержанию главы.

Следующее письмо.


Делакруа. Фауст и Вагнер

Взятие крестоносцами Константинополя (1840).

Свобода, ведущая народ






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.