Г-ну ... 1

1 ноября 1830

Я вновь посягаю на Ваше время, сударь; тысячу раз прошу прощения за свою назойливость, но Вы отнеслись ко мне столь благожелательно, что я вновь злоупотребляю Вашим вниманием. Г-н Николе 2 обещал мне, что вскоре даст ответ; смею ли я просить Вас походатайствовать со своей стороны перед ее королевским высочеством 3 о том, чтобы этот ответ оказался благоприятным. Если ее королевское высочество намеревается исполнить свои обязательства, то подумайте, сударь, кто может более нуждаться в их исполнении, чем художник, который кормится своим талантом и посвящает шесть-восемь месяцев своей жизни труду, весьма дорогому для него 4 и потребовавшему специальных разысканий, которые отвлекли его от обычных занятий и заставили отказаться от остальных заказов, предлагавшихся ему в иных местах? Картина не была представлена заказчику, то есть отвезена в замок, единственно из-за того, что я почтительно пошел навстречу желанию ее королевского высочества, состоявшему, как Вы помните, в том, чтобы увидеть заказанное ею полотно в мастерской художника, — это составило бы для нее особое удовольствие. Прибытие отца герцогини, неаполитанского короля, заняло весь ее досуг и лишило меня чести ее посещения. Затем на некоторое время наши переговоры относительно заказанного мне полотна были прерваны смертью г-на Лоранселя, 5 и дело опять не двигалось с места, а потом произошли июльские события.

Не кажется ли Вам, сударь, что, даже если согласиться с тем, что полотно еще не завершено, все равно художник, которому была заказана картина на определенный сюжет, находится совсем в ином положении, чем тот, кому просто сообщили, что желают приобрести у него произведение уже завершенное и, соответственно, более пригодное для доставки покупателю; в первом случае он был вовлечен в расходы, в хлопоты и в довершение всего тратил свои творческие силы и время; неужели всех этих соображений недостаточно для того, чтобы признать за ним такие же права на оплату, как за обычным поставщиком или подрядчиком? Неужто, сударь, позолотчику заплатят, а художника оставят ни с чем? Имеется еще одно обстоятельство, без сомнения неизвестное ее королевскому высочеству. Когда г-н Лорансель заказал мне от ее имени эту работу, я назначил ему цену в 4000 франков. Столько же уплатил мне монсеньор герцог Орлеанский за приблизительно столь же значительный труд; 6 но, будучи заверен в том, что герцогиня предпочтет полотно меньшего размера, я снизил цену до 3000 франков. Когда пришло время приступить к работе, г-н де Лорансель переменил мнение; хотя цена была уже установлена, он заверил меня в том, что герцогине больше хотелось бы получить полотно приличной величины, и я вернулся к размерам, предполагавшимся с самого начала. Я беспрекословно пошел ему в этом навстречу.

Не будет ли с моей стороны чрезмерной дерзостью, сударь, если я обеспокою Вас просьбой написать мне, что Вы думаете об изложенных мною доводах, и при первой возможности замолвить за меня словечко перед ее королевским высочеством? Медлительность, с которой ведется дело, наносит мне весьма ощутимый ущерб, и мне бы очень хотелось, чтобы г-н Николе и Вы, сударь, доказали герцогине необходимость дать мне положительный ответ, потому что мои собственные обязательства перед другими людьми не дают мне ни малейшей возможности отказаться от притязаний, которые я полагаю самыми что ни на есть естественными и законными.

Еще раз умоляю простить меня, сударь. Я в отчаянии, что наши с Вами отношения начинаются со споров по всем этим меркантильным вопросам. Впрочем, к какому бы исходу ни пришло дело, пусть даже моя настойчивость повлечет за собой — что было бы для меня весьма неприятно — разногласия с ее королевским высочеством, — дозволено ли мне будет надеяться, что даже и в этом случае я не лишусь возможности поддерживать с Вами отношения, которые, в силу Вашего великодушного и благосклонного обхождения, являются для меня особенно драгоценными?

Примите уверения в глубочайшем почтении, которое имеет честь засвидетельствовать Вам, сударь, Ваш покорнейший и смиреннейший слуга

Эж. Делакруа


1 Письмо адресовано неизвестному лицу из окружения герцогини Беррийской.
2 Секретарь герцогини Беррийской, бежавшей в Англию вместе с Карлом X в июле 1830 г.
3 Имеется в виду герцогиня Беррийская.
4 Имеется в виду картина «Битва при Пуатье» (Робо, 321).
5 Лорансель — неизвестное лицо.
6 Т.е. за картину «Ришелье служит мессу», которая предназначалась для Пале-Рояля.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Марокканский шейх навещает свой клан

Древнеримская богиня вскармливания младенцев

Эжен Делакруа. Львы раздирающие коня.






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.