Главная > Переписка > Часть III > Жану Батисту Пьерре


Жану Батисту Пьерре

На рейде Танжера, 24 января 1832

Наконец-то мы на рейде Танжера! Через бесконечные две недели плавания в равной степени занимательного и утомительного, после нескольких дней страданий от морской болезни, чего я, надо признаться, не ожидал, после того как мы попали в мертвый штиль, а потом в шторм, достаточно опасный, если судить по выражению лица капитана «Жемчужины». 1 Зато мы видели восхитительные берега: Минорку, Майорку, Малагу, побережье Гранадского королевства, Гибралтар, Альхесирас. В последнем у нас была стоянка. Я надеялся побывать в Гибралтаре, который находится совсем рядом, и в Альхесирасе, однако строгий карантин 2 воспрепятствовал этому. И все-таки я ступил на андалусскую землю вместе с людьми, посланными за провиантом. Я видел степенных испанцев в костюмах а lа Фигаро; окружив нас, но держась на расстоянии пистолетного выстрела из боязни заразиться, они бросали нам брюкву, салат, кур и т.п., а деньги, которые мы им бросали на прибрежный песок, хватали, не опуская их в уксус. Нигде ни разу не ступив ногой на твердую землю после отплытия из Франции, я в этой живописной стране получил самое живое и радостное впечатление от вида здешних домов, плащей, которые тут носят все, начиная от верзил нищих до побирушек мальчишек и т.п. Вокруг меня кипел мир Гойи. Правда, все длилось очень недолго. Отплыв вчера утром, мы надеялись уже вечером быть в Танжере. Но ветер, до этого слабый, к вечеру достиг такой силы, что нам поневоле пришлось переменить курс и выйти в океан. Мы провели чудовищную ночь, но к утру счастье нам улыбнулось, мы смогли лечь на обратный курс и сегодня в десять утра бросили якорь у берегов Танжера. Я с живейшим интересом любовался этим африканским городом... Суди сам, мой дорогой, с каким наслаждением я впервые любовался этими людьми, посмотреть на которых приехал из такого далека. Это действительно далеко, мой друг, и неоднократно уже на палубе своей плавучей тюрьмы и долгими невыносимыми ночами, когда нас качало бушующее море, я мечтал о своем спокойном гнездышке и о лицах тех, кого я люблю с тех пор, как обрел способность любить. Если бы можно было повторить путешествие, я его повторил бы, но разлука связана со множеством огорчений.

Завтра мы совершим наш торжественный выход. Нас будут встречать консулы других держав, паша и т.д.

При первой оказии напишу тебе. Я сделал бы это в Гибралтаре, если бы у нас там была стоянка... Думаю, самым простым способом переписки будет, если ты станешь передавать Фейе 3 свои письма и письма Феликса. 4 <...> Г-жа Дальтон 5 тоже передаст тебе письмо для меня. Я пишу с этой же оказией ей, а также Фейе, который, не сомневаюсь, исполнит мою просьбу.

Эжен


1 «Жемчужина» — посыльный восемнадцатипушечный корвет под командой капитана второго ранга Жугласа.
2 В тот год сильная эпидемия холеры опустошала Францию.
3 Фейе де Конш — заведующий протокольным отделом Министерства иностранных дел, в ведении которого находилась отправка дипломатической почты.
4 Феликс Гиймарде.
5 Эжени Дальтон была тогда любовницей Делакруа.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Арабы из города Алжира

Русская мебель второй половины XVIII - начала XIX века

Эжен Делакруа. Фрески на западной стене






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.