Главная > Переписка > Часть V > 1842 год > Жану Батисту Пьерре


Жану Батисту Пьерре

Ноан, 7 июня [1842]
(Почтовый штемпель)

Дорогой друг, я здесь уже несколько дней; доехал благополучно, если не считать неудобств, связанных со всякой поездкой, главным образом дьявольской жары и такой же пылищи.

Чуть обжившись, я понял, что мой план побездельничать невыполним и что я умру от скуки, если чем-нибудь не займусь. Я решил развлечься и вместе с хозяйским сыном 1 взяться за небольшую картину для здешней церкви. А кроме того, я чувствую, что способен сделать для Шартона 2 гравюры на дереве. Как ты сам понимаешь, чтобы выполнить все это, я вынужден прибегнуть к твоей помощи; сейчас объясню все по порядку. А конец письма будет посвящен романтической части моего путешествия. Прежде всего, надо бы положить в какую-нибудь коробку две доски, находящиеся дома, затем три рисунка, которые остается доделать, и еще лист или два прозрачной бумаги, только сложи их вчетверо; она нужна мне для калькирования. Ее ты найдешь у меня в одной из больших картонок под «Сарданапалом», а три рисунка, должно быть, валяются на большом столе, покрытом зеленой скатертью. Если их там нет, значит, они среди тех рисунков и гравюр, что я отвез к тетушке; там же, кстати, и рисунки к «Гамлету» и «Берлихингену». Эта пачка рисунков свалена в шкаф, что стоит в мастерской. Скажи Женни 3 про краски, которые мне нужны для картины, и выбери их из тех, что остались в мастерской. Ежели красок не хватит, пусть она сходит за ними к Аро. Вот их список: 8 — свинцовых белил, 6 — неаполитанской желтой, 6 — желтой охры, 2 — венецианской красной, 1 — красной вандейковской, 2 — зеленой земли, 6 — краплака, 2 — кассельской земли, 4 — персиковой черной, 1 — жженой слоновой кости, 2 — берлинской лазури, 6 — лака-робера № 8. Может быть, Женни найдет на чердаке какую-нибудь коробку, в которую поместится все это. Мне хотелось бы даже, чтобы коробка была как можно больше, пусть Женни заполнит ее сеном или бумагой; дело в том, что у меня недостаточно места, чтобы упаковать все мои бумаги, и еще одно вместилище при возвращении мне будет очень кстати. Женни должна немедленно все это отнести на станцию дилижансов на Нотр-Дам-де-Виктуар и оплатить доставку по следующему адресу, который она напишет сверху: г-ну Делакруа в Ноан близ Ла-Шатр, через Шатору, Эндра. Посылку эту нужно отправить дилижансом на Шатору.

До сих пор то, что я пишу, смахивало на послание поверенного, а не на письмо друга. Поэтому я кончаю с поручениями и подхватываю нить, которую потерял в начале. Места здесь очень приятные, а более любезных хозяев трудно себе представить. За исключением тех часов, когда все собираются вместе на обед, ужин, для игры в бильярд или прогулки, я пребываю у себя в комнате, либо читая, либо просто полеживая на канапе. Вот сейчас сквозь окна, открытые в сад, долетает музыка — это Шопен работает; и все это сливается с пением соловьев и ароматом шиповника; как видишь, пока я не могу жаловаться, и теперь надо, чтобы работа добавила ко всему этому щепотку соли. Подобная жизнь слишком легка. За нее надо платить определенным умственным напряжением; охотник, как известно, ест с наибольшим аппетитом после того, как полазит по кустам и весь исцарапается; вот так же и мне, чтобы почувствовать прелесть ничегонеделанья, надо немножко поломать голову. Несмотря на все свои здешние занятия, я не собираюсь пускать тут корни дольше того срока, который себе установил; более того, я думаю, не предпиши мне медицина, я никогда бы даже ради этого прекрасного солнца не оставил «Элизиум Гомера», 4 который взывает ко мне из Люксембургского дворца. Ожидающая меня работа кажется на расстоянии еще больше, и я возношу жаркие молитвы о том, чтобы ко мне вернулись силы: они мне очень понадобятся.

Напиши мне о себе и своих домочадцах. Мне жаль, что ты время от времени не отправляешься путешествовать; это равно необходимо для здоровья и души и тела: путешествия вырывают из привычной колеи, разнообразят и тем самым продлевают жизнь... Заранее прошу простить меня за все мои поручения, а кроме того, за длиннющее письмо. Обкради правительство и напиши мне еще длиннее. Этим ты доставишь мне огромное удовольствие.

Всецело твой.

Э.


1 С Морисом Сандом. Имеется в виду «Воспитание Св. Девы» (Робо, 752).
2 Для «Magasin pittoresque», редактором которого был Эдуар Шартон.
3 Женни Ле Гийу (1801—1869) — домоправительница Делакруа.
4 Сюжет росписи купола библиотеки.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Делакруа. Фауст, Мефистофель и барбет

Молодой тигр, играющий со своей матерью.

Делакруа. Задняя обложка работы Девериа






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.