Жорж Санд

[12 мая 1847]

Дорогой друг!

Шлю Вам самые сердечные пожелания вместе с выражениями признательности за Ваше столь доброе и доверительное письмо. 1 Разумеется, это очень большое и очень серьезное дело, но, в конце концов, главное то, что дорогое дитя следует своей склонности и, быть может, найдет крупицу счастья; я говорю «крупицу», поскольку Вы сами так выразились в своем письме, а счастье, как постоянное и непреходящее состояние, не относится к благам мира сего, верней, относится не в большей степени, чем быстротечная молодость и все, что так сладостно на заре жизни; брак же — вещь куда более серьезная, чем все остальное, и за него всегда приходится многим платить, хотя вступают в него через золотые ворота. У такого чистого и внезапного чувства меньше шансов испариться, нежели при браке, основанном на сомнительных расчетах, которые строил бы разочарованный старик вроде меня при осуществлении подобного дела: ведь мое благоразумие — всего-навсего боязнь, и я нередко завидовал людям, которые не раздумывая бросаются в объятия судьбы и, в общем, не слишком раскаиваются в этом. Тем не менее я счел бы себя недостойным той чистосердечной дружбы, какую Вы питаете ко мне, когда бы по-стариковски не затронул одного небольшого вопроса касательно деловой сферы, имеющей огромное значение в жизни; короче, урегулирование определенных материальных проблем Вам надо передоверить каким-нибудь имеющимся у Вас там преданным друзьям, сведущим в делах, чтобы они составили Вам контракт, который ни в коей мере не может уязвить порядочного человека, но в то же время обеспечит Вашей дочери независимость в той степени, в какой это возможно осуществить заранее. Будь я достаточно молод и имей счастье удостоиться стать Вашим сыном, быв до того Вашим другом, я, можете не сомневаться, первым выступил бы с таким предложением, и уверен, что тот, кому Вы уготовили подобную честь, сам сделает то же самое.

Милый друг, я был слишком взволнован, чтобы ответить Вам, и, следуя своей г... привычке, отложил ответ на послезавтра, чтобы писать на ясную голову и со спокойным сердцем, но, не обретя ни того ни другого, повторяю то же, что говорил в начале письма, то есть шлю свои самые горячие пожелания девочке, которую люблю, как люблю Вас, и которой желаю счастья, сколько возможно в этой жизни.

Я же — поскольку больше не могу надеяться на целомудренную жену, и если когда-нибудь возьму другую, то лишь для того, чтобы было кому подавать мне отвар во время простуд и закрыть в последний миг глаза, — почувствовал бы себя возродившимся в милой Соль 1 и ее маленьких Соланжатках, в появлении которых ничуть не сомневаюсь: Вы мне частенько говорили о том, что надеетесь, что Вас будет окружать целая куча внучат.

Да, дорогой друг, мы свидимся с Вами в Ноане — но только когда? Сие ведомо одному Богу. Я только что выбрался из небольшой лихорадки, которая не отвязывалась от меня полных два месяца; я не то что валялся пластом, однако за кисти взяться не мог. На несколько дней я съезжу в Шанрозе, чтобы окончательно прийти в себя, а потом надо будет покончить с висящей на мне работой. Посадите на коньке капусту; 3 она еще будет зеленой, когда я приеду. Г-жа Марлиани сообщит Вам о состоянии здоровья Шопена. 4 У него был жесточайший приступ астмы, но сейчас он выздоровел; так что пойте славу цивилизации, которая, казалось бы, придумала города, чтобы соединить в них людей, но заодно явилась причиной того, что я впервые открыл дверь своего друга всего с неделю назад, и по случайности как раз тогда, когда он тоже болел. Погода сейчас не очень холодная, и он поправится.

Прощайте, мой дорогой и славный друг, нежно и сердечно обнимаю Вас, а всем, кто Вас окружает, шлю самые горячие пожелания и приветы.

Эж. Делакруа


1 Письмо о браке дочери Жорж Санд Соланж со скульптором Клезенже. Делакруа получил его 7 мая (см. запись под этой датой в «Дневнике») и ответил 12-го. Соланж, помолвленная с одним из де Прео, отказалась выйти за него замуж, влюбившись в Клезенже. Семейство Жорж Санд, проведя в Париже февраль и март, в апреле выехало в Ноан. Клезенже тоже поехал в Ноан и оказался настолько предприимчив, что понадобилось ускорить свадьбу. Жорж Санд не без опасений дала на нее согласие. Брак был заключен 20 мая.
2 Соланж.
3 Народный свадебный обычай в Берри.
4 Шопен только что тяжело переболел. Жорж Санд, духовно уже порвавшая с ним, была взволнована этим известием, но писать ему о свадьбе Соланж и Клезенже не решилась. Между Жорж Санд и Шопеном произошел окончательный разрыв.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Арабы, играющие в шахматы

Схватка арабских жеребцов в конюшне

Эжен Делакруа. Алжирские женщины. (Этюд)






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.