Главная > Переписка > Часть VI > 1854 год > Констану Дютийе


Констану Дютийе

7 марта 1854

Милостивый государь, приношу Вам двойную благодарность: и за метод фотоофорта, и за знакомство, которым я Вам обязан, с г-ном Кювелье. Мне была безмерно приятна та снисходительность, с какой он отнесся к моему весьма несовершенному наброску. Впрочем, он Вам расскажет, что вследствие утомления от работы над плафонами 1 глаза у меня были в плачевном состоянии и уставали даже от нескольких минут напряжения. Мне просто необходим отдых, и я надеюсь, что благодаря ему, а также мази, которую любезно прислал мне г-н Кювелье, 2 я, даст Бог, совершенно выздоровею. Меня восхитили превосходные фотографические отпечатки, продемонстрированные г-ном Кювелье; он простер свою любезность до того, что некоторые из них оставил, а также пообещал и другие, из тех, что наиболее заинтересовали меня. Как я сожалею, что такое великолепное изобретение появилось слишком поздно — я имею в виду, поздно для меня! Знакомство с этим способом по подобным его результатам произвело на меня большое впечатление, и я подумал, насколько они могут быть мне полезны даже при том, что глубокому их изучению я могу посвятить очень немного времени: это осязаемое проявление подлинного натурного рисунка, о котором мы обычно имеем самые приблизительные представления.

Я завершил — правда, совсем недавно — работы в Ратуше; задержка произошла оттого, что мне пришлось кое-что доделывать, поскольку я не совсем точно учел особенности освещения. В ближайший приезд Вы мне скажете, что думаете обо всем этом: Ваше мнение, милостивый государь, представляет для меня исключительную ценность. Этим летом я надеюсь всерьез заняться росписью в Сен-Сюльпис, которую мне постоянно приходилось откладывать из-за более спешных работ, таких как плафон в Лувре и эта последняя в Ратуше. В общем, каков бы ни был предмет, над которым я стану работать, он будет мне в радость, так как даст утешение от больших и малых бед, на какие так щедра жизнь. Живя один и будучи лишен величайших радостей семейной жизни, но заодно и огорчений, порой непомерных, которые испытываешь от людей, объединенных семейным кругом, я большую часть времени посвящаю искусству, и оно, пока я жив, будет предметом моего поклонения. Мне хотелось бы иметь побольше судей подобных Вам, даже если они и осудят меня; к сожалению, готика и все, что на нее похоже, вошло в такую силу, что для живописи, какую мы любим, существует большая опасность остаться без всякой поддержки.

Примите еще раз уверения в самой искренней дружбе.

Эж. Делакруа


1 В Зале Мира.
2 Ипполит Кювелье (1803—1876) — художник, земляк Дютийе. Опыты, о которых идет речь, — это clicheverre, гелиогравюра «Замерший тигр» (Робо, 1282). (Метод гелиогравюры в то время использовали Коро, Добиньи и др. Он заключается в процарапывании гравировальной иглой на коллодиумном слое фотопластинки рисунка, который потом печатается на светочувствительной бумаге.)

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Эжен Делакруа. Святой Михаил побеждает дьявола

Рийксмузеум, Амстердам

Фигура всадника






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.