Элизе Каве

Пятница, 8 [июня 1855]

Дорогая госпожа Каве!

Вернувшись в Париж, я получил Ваше милое, прелестное письмо, и если бы не должен был сразу же снова уехать, то вместо того, чтобы писать, явился бы к Вам и поблагодарил. Вы одна способны поддаться подобному порыву, вложившему Вам в руки перо и заставившему Вас поделиться со мной своими впечатлениями. Вчера я читал статью, в которой г-н Петроз 1 советует мне приобщаться к современным идеям; не имею чести знать их, точно так же как не интересовался, что такое классицизм в эпоху Давида или романтизм Гюго двадцать пять лет тому назад. Он делает мне честь, объявляя в начале статьи — весьма, впрочем, любезной, — что я не принадлежу ни к одной группировке и не примыкал ни к одной из фракций, которые у меня на глазах в разные периоды завоевывали публику. Если я еще буду всерьез заниматься живописью, то последую Вашему совету. Буду слушаться только собственного чутья, которое в былые времена казалось чистым безумием, а нынче находит сторонников.

Очень жаль, что я уехал, не повидав г-жу Ристори 2 в «Мирре»; я видел ее во «Франческе да Римини», она была очень хороша; но судя по всему, во второй из этих пьес она выступает много успешнее. Правда столь сходствует с пародией на правду, что их весьма нередко путают, в чем нет ничего удивительного: это привело к гибели и посрамлению школу, называвшую себя романтической, хотя, также по Вашему наблюдению, само слово «школа» ничего не означает; правда в искусстве зависит лишь от человека, который сочиняет, пишет картины, словом, творит, в каком бы роде это ни было; правда, которую обнаружу в природе я, — иная, чем та, что поразит другого художника, будь он моим учеником или нет; соответственно, нельзя передать другому свое ощущение красоты и правды, так что выражение «создать свою школу» — сущая бессмыслица; но посредственности удобно наживать себе кое-какую славу за счет людей, у которых есть идея и которые на самом деле достойны славы. Школы, группировки — все это просто-напросто союзы посредственностей, стремящихся создать себе и друг другу некое подобие известности, и пускай на поверку она оказывается недолговечной, зато скрашивает им жизнь.

Прощайте, сударыня. Ваша доброта и память очень порадовали меня: я немного устал и раздосадован, а Вы помогли мне прийти в себя. Пишу Вам наспех; примите же мою безграничную благодарность и новые уверения в самой верной, искренней дружбе.

Эж. Делакруа


1 Статья Петроза в «La Presse» от 5 июня 1855 г.
2 Г-жа Ристори, знаменитая итальянская трагическая актриса, соперничавшая с Рашелью, выступила в это время в Париже с огромным успехом. Делакруа ходил смотреть «Мирру» 24 июля 1855 г. «В Ристори и впрямь бездна таланта, но как скучны эти пьесы!» — записывает он в этот день в дневнике.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Ахилл

Портрет султана Марокко

Теология: Святой Иероним.






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.