Главная > Переписка > Часть VI > 1858 год > Теофилю Сильвестру


Теофилю Сильвестру

31 декабря 1858

Милостивый государь, я получил Ваше письмо из Лондона и спешу на него ответить, во-первых, из-за темы, на которую мне предстоит высказаться, а кроме того, я, вопреки обыкновению, вот уже три дня прекрасно себя чувствую. Заболел я полгода назад, да так, что лежал в лежку. Если бы Вы еще попросили у меня сведения, относящиеся к более древним временам, я бы, возможно, дольше собирался с мыслями. А Вы просите, в сущности, о том, что мне и самому приятнее всего рассказывать. Та пора моей жизни, когда я повидал Англию, и воспоминание о некоторых тогдашних друзьях очень мне дороги. Почти никого уже не осталось. Среди английских художников, удостоивших меня своего гостеприимства, отнесшихся ко мне так по-доброму, — а я ведь был тогда почти безвестен, — нет, наверное, в живых уже никого. Большие мастера — Уилки Лоренс, Филдинги, Копли, особенно выдающийся в пейзаже и акварели, и Этти, который, по-моему, умер совсем недавно,— все они меня обласкали. Не говорю уж о Бонингтоне, который умер в расцвете лет: мы с ним были товарищами, с ним, а также с Потерле, тоже преждевременно погибшим, чья смерть была огромной потерей для живописи (но он был французом) 1 — мы жили в Лондоне в атмосфере восторга, заражающего в этой стране пылкого юнца, которому доступны тысячи шедевров и открыта возможность приобщиться к выдающейся цивилизации. Я не стремлюсь больше в Лондон: мне не встретить там ничего из того, о чем я помню, а главное — я уже не тот и не смогу наслаждаться тем, что можно там увидеть теперь. И сама школа изменилась. Быть может, мне придется ломать копья, защищая Рейнолдса, восхитительного Гейнсборо, которого Вы с полным основанием любите. Не думайте, что я противник всего, что делается в современной английской живописи. Меня поражает та изумительная осмысленность, которую привносит этот народ даже в создания своего воображения; и кажется, что, объявляя излишествами все детали, английские художники более верны национальному духу, даже когда подражают итальянцам да фламандским колористам. Но разве дело в шелухе? Как бы они ни менялись наружно, все равно они остаются англичанами. И вот, вместо самых настоящих подделок под старых итальянцев, которые теперь в такой моде у нас, они в подражание манере этих старых школ привносят глубокое индивидуальное чувство, и работы их представляют интерес благодаря страсти, которую вкладывают в них художники — этого интереса лишены, как правило, наши холодные подражания рецептам и стилю школ, время которых миновало.

Пишу Вам, не отрываясь, перенося на бумагу все, что приходит в голову. Сегодня мои впечатления о том периоде выглядели бы, вероятно, уже немного по-другому. Быть может, я счел бы, что Лоренс несколько злоупотребляет эффектными средствами, которые чересчур отдают школой Рейнолдса. Но потрясающая изощренность его рисунка, жизненность, которую он придает женским образам — кажется, они говорят с вами, — делают его как портретиста выше самого Ван Дейка, на чьих полотнах превосходные фигуры просто спокойно позируют. Лоренс прекрасно передает блеск глаз, полуоткрытые рты. Меня он принял весьма любезно: он вообще был самый любезный человек на свете, пока дело не доходило до критики его картин. Спустя два-три года после поездки в Англию я послал туда несколько полотен, в том числе «Грецию на развалинах Миссолунги» и «Марино Фальеро». 2 Эта последняя картина весьма его заинтересовала. Меня уверяли, будто он выразил намерение ее купить. Вскоре после этого он умер. Незадолго до этого я получил от него письмо на восьми страницах по поводу небольшой статьи о его портрете Папы, 3 которую я поместил в «Revue de Paris». Не успев толком прочесть это письмо, я имел неосторожность показать его одному пылкому любителю автографов, и получить его обратно мне так и не удалось.

Уилки тоже отнесся ко мне дружелюбно, насколько позволял его сдержанный характер. Одно из самых сильных моих впечатлений связано с его эскизом «Проповедь Джона Нокса». Потом он написал картину на этот сюжет, 4 но мне говорили, что она слабее того эскиза. Посмотрев на него, я с чисто французской пылкостью позволил себе сказать художнику, что «сам Аполлон, держи он в руке кисть, лишь испортил бы этот набросок, если бы взялся его завершить». Несколько лет спустя я виделся с ним в Париже. Он навестил меня и принес показать несколько рисунков, привезенных им из большого путешествия по Испании. Мне показалось, что испанская живопись его потрясла, и я был восхищен тем, что столь одаренный художник, притом почти уже старик, способен так глубоко проникнуться произведениями, столь отличными от его собственных. Вскоре после того он умер, и мне говорили, что перед концом умственные его способности пришли в совершенное расстройство.

Констебл — замечательный человек, один из тех, кто составляет славу Англии. Я Вам уже рассказывал о нем и говорил, какое впечатление произвел он на меня в то время, когда я писал «Резню на Хиосе». Он и Тернер были воистину реформаторами. Они сумели преодолеть рутину предшествующих им пейзажистов. Наша школа, изобилующая ныне талантливыми мастерами пейзажа, во многом пошла по их стопам. Жерико вернулся ошеломленный одним из больших пейзажей, которые он нам послал.

Я оказался в Англии не тогда, когда там были Шарле и Жерико; нет надобности говорить Вам о том, что представляют собой эти двое. Вы знаете, как я восхищаюсь ими обоими. Шарле 5 один из самых выдающихся людей нашей страны; но у нас никогда не воздвигнут статую человеку, который всю жизнь только и делал, что, вооружившись огрызком карандаша, рисовал всякие фигурки. Сам Пуссен 6 двести пятьдесят лет прождал пресловутой подписи на памятник, которого, по-моему, до сих пор еще не существует из-за нехватки средств. А сожги он каких-нибудь две деревушки, ему не пришлось бы столько ждать.

Желаю Вам привезти к нам сюда прекрасные творения, о которых Вы мне говорили. 7 Впрыскивание свежей крови пошло бы на пользу нашей школе. Французская школа стара, английская, на мой взгляд, молода. Англичане, по-видимому, стремятся к естественности, в то время как мы лишь копируем картины. Не пересказывайте этого никому, иначе меня побьют камнями — но что делать, если таковы мои ощущения?

Небольшая картина, 8 которой Вы по моей вине, к сожалению, так долго ждали, недавно наконец была окончена, и если Вы не предпочтете отложить это дело до своего возвращения, я передам ее человеку, вполне заслуживающему доверия. Как хорошо, что Вы натолкнули меня на любимую тему! Хоть я и болен а написал четыре страницы, и воспоминания освежили меня. Я был бы счастлив, если бы все это Вам пригодилось. Не сомневайтесь в моей признательности и вечной готовности быть Вам полезным.

От всей души преданный Вам

Эж. Делакруа


1 Делакруа любил английскую школу и за несколько лет до настоящего письма даже мечтал написать в журнал статью «Английская школа тридцать лет назад» (см. запись в «Дневнике» за 17 августа 1853 г.). Об Уилки, Лоренсе, братьях Филдингах см. письма его молодости, особенно те, что написаны из Лондона в 1825 г. Этти (1787—1849) умер за десять лет до этого письма. О Бонингтоне можно прочесть интересное письмо Делакруа, адресованное Торе, от 30 ноября 1861 г. О Потерле, умершем в 1835 г., см. адресованное ему письмо Делакруа от 9 августа 1827 г.
2 «Греция на развалинах Миссолунги» (Робо, 205) и «Казнь дожа Марино Фальеро» (Робо, 160) были посланы в лондонскую Национальную галерею в марте 1828 (см. письмо к Сулье того же времени). Ни одно полотно не было продано.
3 «Портрет папы Пия VII кисти сэра Томаса Лоренса» — статья Делакруа, напечатанная в «Revue de Paris» в июне 1829 г.
4 Ныне находится в Галерее Тейт. Датируется 1831 г.
5 См. статью Делакруа о Шарле, опубликованную в «Revue des Deux Mondes» от 1 июля 1862 г.
6 Делакруа напечатал большую статью о Пуссене в «Моniteur universel» за 26, 29 и 30 июня 1853 г.
7 Т. Сильвестр поехал в Лондон, чтобы попытаться организовать в Париже выставку английских художников; этот замысел не осуществился.
8 Не установлено, о какой картине идет речь.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Марк Аврелий

Ганнибал

Порция






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.