Главная > Страницы жизни > Теодор Жерико


Теодор Жерико.
«Плот "Медузы"»

Жизнь Теодора Жерико (1791—1824) оказалась трагически короткой, что не помешало ему стать «отцом-основателем» романтизма во французской живописи. Эта его запись была отмечена уже в некрологах, называвших ушедшего «вечно юным романтиком Творчество Жерико имело решающее значение для становления революционного стиля Делакруа, в молодости во многом вдохновлявшегося художественными принципами своего старшего друга. Впервые Жерико обратил на себя внимание серией конных портретов наполеоновских офицеров, но бессмертную славу ему принесло полотно «Плот "Медузы"» (внизу), рассказавшее о страшной участи тех, кто плыл на этом погибшем фрегате. Любопытный факт: стремясь к максимальной правдивости изображения, Жерико не мало времени провел в парижских моргах и больницах, где пристально наблюдал за пациентами клиник и тщательно изучал трупы казненных преступников и изуродованные тела погибших от несчастных случаев. Кисти Жерико - портретиста пренадлежит так же серия портретов душевнобольных. Созданная в начале 1820-х годов и, в период мужания французского романтизма, эта серия гораздо менее романтична, чем портреты военных, окруженные ареолом исключительности и эмоциональной приподнятости. Жерико видел перед собой не столько пациентов, сколько индивидуально неповторимых людей, пусть больных, изолированных от общества ( "Гиена Сальпетриер", "Безумная старуха", "Клептоман", "Похититель детей").

Создав серию душевнобольных, Жерико углубил присущее ему трагическое осмысление современности. Художник смог подойти к столь обнаженному изображению человеческого страдания в отдельном портрете, имея за плечами опыт, накопленный в процессе работы над полотном "Плот ""Медузы" (1818-1819, Париж, Лувр). Исполненные с натуры для этой картины этюды больных, мертвых, исхудавших людей научили его смотреть правде в глаза, быть суровым и сдержаным.

Серия портретов душевнобольных внесла нечто очень существенное в общее развитие французского портрета. Подобного показа душевного неблагополучия французское искусство еще не знало. Такое было доступно разве что гениальному испанцу Веласкесу в серии портретов карликов и шутов. Не знало французское искусство и подобного совмещения в одном образе агрессивности и ранимости, такой психологической обостренности. Менера письма Жерико в серии портретов душевнобольных опережала свое время, предвосхищая сочной материальностью "язык" Курбе, как и в свое время Караваджо, искавший своих моделей в народной среде, не без вызова господствующим эстетическим идеалам.


Резня на Хиосе

Мертвый брат

Фрагмент «Портрета Шарля Талейрана»






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.