1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11

Танжер, 26 января

У паши.

Вход во дворец: гвардия во дворе, фасад, узкий проход между двух стен. В глубине, под подобием свода, сидящие люди, выделяющиеся коричневыми пятнами на клочке неба.

Пришли на террасу; три окна с деревянными балюстрадами, мавританская дверь с той стороны, откуда входили солдаты и челядь.

Впереди — наряд солдат под беседкой: желтые кафтаны, разнообразие головных уборов; острые колпаки без тюрбанов, главным образом у тех, кто на террасе.

Видный человек с зелеными рукавами.

Раб-мулат, обносивший чаем; в желтом кафтане, в накинутом сзади бурнусе, в тюрбане. Старик, поднесший розу, в гаике и темно-голубом кафтане.

Паша в своих двух гаиках, то есть капюшонах, и, кроме того, в бурнусе. Все трое на белом матрасе с длинной четырехугольной полосатой подушкой. Маленькая длинная подушка из перьев, другая — волосяная, разных узоров; голые ступни, роговая чернильница, разбросанные безделушки.

Начальник таможни, опирающийся на локоть; с голой рукой, насколько помню; очень широкий гаик на голове, сверху белый тюрбан, малиновая материя, свисающая на грудь; откинутый капюшон, скрещенные ноги. Приближаясь, мы видели его верхом, на сером муле; нога была сильно открыта, кусок цветных шаровар; седло спереди и сзади покрыто алой материей. Красная перевязь, свесившись, обвивала круп лошади. Уздечка, или, вернее, сбруя на груди, тоже, красная. Мавр вел лошадь под уздцы.

Роспись только на потолке, а на боках пилястров — фаянс. В нише паши — блистающий потолок и т. д.; в приемной — маленькие расписные перекладины.

Третьим лицом был сын паши; два гаика на голове, вернее, кажется мне, один дважды обернутый, темно-голубой бурнус, открывающий на груди немного белизны. Ноги, голова огромны, толстое лицо, глупый вид.

Красивый мужчина с зелеными рукавами, нижняя одежда из канифаса. Босой перед пашой.

Сад, разделенный аллеями, крытыми виноградными трельяжами. Апельсинные деревья с очень крупными плодами; плоды, упавшие на землю; сад окружен высокими стенами.

Прошелся по закоулкам старого дворца. Мраморный двор, фонтан посередине; капители дурного сложного ордена; совсем простой аттик из камней; полнейший упадок.

Плафоны ниш и даже маленьких зал покрыты скульптурами, раскрашенными, как дека мандолины.

Колонны вокруг двора из белого мрамора, двор вымощен им же.

Заметил, разглядывая, прекрасную лестницу справа, красивого мужчину, с презрительным видом шедшего за нами.

Вышли через зал, где паша творит суд. Слева от двери, в глубине, откуда мы вышли, нечто вроде деревянного барабана, приблизительно в два с половиной фута высоты, занимающее место от двери до угла, где восседает паша. Вдоль стен, между пилястрами, поддерживающими свод, каменные выступы, служащие сиденьями. Солдаты без ружей ожидали нас у дверей, выстроившись двумя шеренгами, вплоть до кордегардии, через которую мы вошли.

Видел очень красивую еврейку, похожую на г-жу Р.

Негр, на которого обратил мое внимание Морне; мне показалось, что у него какая-то особая манера носить гаик.

Видел сбоку мечеть, когда шел к одному из консулов. У фонтана, что посредине, какой-то мавр мыл ноги; другой умывался присев на корточки с краю.

29 января

Чудный вид со спуска, вдоль насыпи. Вдали море. Огромные кактусы и алоэ. Изгородь из тростника; пятна коричневой травы на желтом песке.

На обратном пути — контраст между желтыми, сухими тростниками и зеленью всего остального. Более близкие горы зелено-коричневого цвета, испещренные почти черными карликовыми кустарниками. Хижины.

Сцена дерущихся лошадей. Сначала они поднялись на дыбы и бились с такой яростью, что я боялся за всадников, но для живописца картина была исключительная. Я видел теперь — вполне в этом уверен — самое фантастическое и смелое, что могли бы изобразить Гро и Рубенс. Наконец серый конь надавил головой на шею другому. В течение долгого времени невозможно было его отогнать. Морне удалось слезть с седла. Пока он держал его под уздцы, черный страшно лягался. Другой продолжал кусать его круп с неимоверной яростью. Во время этой схватки консул упал. В конце концов выпустили того и другого, и они бросились к реке, не отпуская друг друга, и свалились в нее, продолжая битву и вместе с тем стараясь выбраться из воды. Ноги скользили по тине и по берегу, совершенно грязные и блестящие; гривы взмокли; наконец под ударами хлыста серый уступает и идет к середине реки, черный достигает берега и т. д. На том берегу солдат засучивает штаны, чтобы поймать второго.

Спор солдата с грумом. Он величественен в куче своих драпировок, придающих ему сходство со старой женщиной, но вместе с тем и нечто воинственное.

На обратном пути изумительные пейзажи справа — горы Испании самого теплого тона, море сине-зеленое, как фига, заборы, желтые вверху, ибо сделаны из тростника, и зеленые снизу — из алоэ. Белая стреноженная лошадь, пытающаяся наброситься на одну из наших.

Перед самым возвращением встретили на пляже сыновей каида верхом на мулах. Старший был в темно-синем бурнусе, в гайке, приблизительно в таком же, как у наших солдат, но очень опрятном; кафтан желтый, канареечного цвета. Одни из младших юнцов — весь в белом, с подобием перевязи, к которой, вероятно, привязывают оружие.

30 января

Визит к английскому и шведскому консулам. Сад г. де Лапорта. Могила в деревне.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11

1829 год


УМЕНЬШЕНИЕ В ПЕРСПЕКТИВЕ

Ганнибал

Свобода






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.