1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11

Четверг, 15 марта, Мекнез

Выехали утром. Погода прекрасная. Город Зар-Хон и его дымки. Горы на горизонте справа, наполовину закрытые облаками. Въехали в горы; небольшой переезд — и открылась обширная долина, в которой расположен Мекнез.

Остановка после переправы через маленькую речку. Это та самая, которую мы перешли вчера; она делает петлю. Олеандры и пр.

Встретили всадников, состязавшихся в скачке; долго оставались на солнцепеке.

Мекнез был влево от нас, а издали мы увидели на холме гвардию императора. Справа под нами, на равнине, состязаясь, она подняла тучу пыли.

Переправились в суматохе через быстрый ручей. Паша Мекнеза и правитель Месхуара уже выехали нам навстречу. Мы поднялись на холм. Встретили гонца императора, ужасного мулата, с незначительным лицом; очень красивый белый бурнус, острый колпак без тюрбана, желтые туфли и золоченые шпоры, лиловый пояс, шитый золотом, патронташ с богатой вышивкой; узда коня лиловая с золотом. Галоп черной гвардии, колпаки без тюрбанов. Замечательное зрелище представляла собой эта толпа пестрых и черных фигур позади нас; тусклая белизна одежд на общем фоне.

Скучная прогулка. Постоянные скачки слева от нас; справа ружейная и артиллерийская стрельба. Время от времени мы подъезжали к группам людей, усевшихся кружком, которые поднимались при нашем приближении и стреляли прямо перед нашим носом. Впереди нас музыка. Едем следом за знаменами. Спешиваемся слева. Вот каков вид Мекнеза (набросок). Один из предков нынешнего императора вынужден был довести до самого Марокко стену, которая проходит по обе стороны моста. Белые пятна по всему этому холму. Везде преобладает белое.

Красивый эффект во время подъема; знамена и пр. тусклыми пятнами выделяются на чистой лазури неба.

Почти два десятка знамен. Идем мимо могилы святого. Рядом пальма. Кирпичные постройки. Очень высокие городские ворота. Разнообразный фарфор и т. д. Когда слева входишь в город, на укреплениях — всадники и палатки.

Другой въезд в город. Знамена, склоненные у ворот.

Я оказываюсь возле человека с ребенком на осле. Из этих ворот, если обернуться, видны стены, под которыми мы недавно проходили. За воротами огромная толпа. Справа колоссальный главный вход.

Перед нами улица. Налево длинная и широкая площадь, а впереди нас полукругом выстроилась пехота, давшая залп; за пехотой конница. Сзади, на домах и возвышениях, население.

Осмотрели несколько укреплений перед тем, как вернуться. При проезде через одни ворота справа — гигантские пальмы; прежде чем въехать в другие ворота, двигались вдоль вала. Справа на кургане множество женщин, испускающих крики.

Четверг, 22 марта

Аудиенция у императора.

Около девяти или десяти часов мы выехали верхом на лошадях. Впереди каид на муле, несколько солдат пешком, а сзади люди, несущие подарки. Проехали мимо мечети с красивым минаретом, который виден из нашего дома. Маленькое окошко с резьбой.

Проехали дорогой, устланной тростником, как в Алькасаре. Дома здесь выше, чем в Танжере.

Приехали на площадь, к большим дверям. Кругом толпа, которую разгоняют палочными ударами и веревками. Дверь в железных пластинках, усеянных гвоздями, до середины выбеленная.

Вошли во второй двор после того, как спешились и прошли сквозь строй солдат; слева — большая площадка, где были раскинуты палатки и расположились солдаты возле привязанных лошадей.

Прождав некоторое время, прошли еще дальше на большую площадь, где предстояло увидеть монарха.

Перед тем как он появился, послышался: «Ammor Seidna!» Из неприглядной двери, лишенной всяких украшений, сперва вышли, через короткие промежутки времени, небольшие отряды черных солдат, по восьми, по десяти человек, в остроконечных шапках, и выстроились справа и слева. Потом — два человека с копьями. Затем сам монарх, который направился к нам и остановился очень близко. Большое сходство с Луи-Филиппом, но несколько моложе, с густой бородой, лицо не слишком черное. Бурнус из тонкой ткани, почти закрытый спереди. Снизу гаик, почти совсем прикрывающий бедра и ноги. Белые четки на синем шелковом шнурке вокруг правой руки, которой почти не видно. Серебряные шпоры; желтые туфли без задков. Сбруя и седло розоватые с золотом. Лошадь серая; грива подстрижена щеткой. Зонтик с деревянной некрашеной ручкой и золотым шариком на конце; сверху — зонт красный, разделенный на доли; снизу — красный с зеленым.

Ответив на обычные приветствия и пробыв при этом дольше, чем обыкновенно на таких приемах, он приказал Мухтару принять письмо французского короля и оказал нам небывалую милость, разрешив посетить некоторые из его апартаментов. Он тронул узду, сделав нам прощальный знак, и под звуки музыки скрылся в толпе.

Коляска с позолоченными колесами, выехавшая следом за ним, была обита зеленым сукном; ее вез мул в красной попоне. Люди обмахивали мула платками, длинными, как чалмы.

Вошли в ту же дверь; вновь сели на лошадей. Проехали через ворота, ведущие в некоторое подобие улицы, между двумя высокими стенами, вдоль которых, по обе стороны, сплошь стояли солдаты.

Сошли с лошадей у маленькой двери; некоторое время стучались. Вскоре вошли во двор, выложенный мрамором; посреди него был водоем, из которого била вода. Наверху — маленькие раскрашенные ставни. Миновали несколько небольших комнат, наполненных детьми, главным образом неграми, довольно плохо одетыми. Вышли на террасу одного из садов; двери ветхие, роспись стерлась. Увидели маленький киоск из некрашеного дерева, что-то вроде дивана: тамбур столярной работы с каким-то подобием свернутого матраса.

Вошли налево в несколько лучше расписанную дверь. Очень красивый двор с фонтаном посредине; в глубине — дверь, зеленая, с красным и золотом; стены выложены фаянсом в высоту человеческого роста. У двух частей, образующих вход в комнаты, перистиль из колонн; очаровательная роспись на стенах и на сводах; до определенной высоты — фаянс. Справа постель, немного похожая на английскую, налево матрас или постель на полу, очень чистая и очень белая; в правом углу большое зеркало. Две постели на полу. В глубине красивый ковер. Ближе, у входа, циновка. Из этой комнаты увидел Абу и еще одного-двух, прислонившихся к стене, у входной двери. Сетка, протянутая над двором.

В комнате напротив — парчовая кровать, на манер европейской; никакой другой мебели. Суконная портьера, наполовину приподнятая; направо от маленькой двери в красном и зеленом дворике нечто вроде углубления, с каким-то подобием пейзажа или зеркала. Расписные шкапы в комнате, в тени.

Садовый киоск, куда ведет нечто вроде крытого рельефа из зелени, поддерживаемого по бокам зелеными и красными столбами. Другой сад; фонтан перед каким-то деревянным бараком со стершейся живописью, с единственным низким закрытым креслом перед кирпичным бассейном, вровень с землей; тут нас остановили, чтобы насладиться нашим восхищением.

Командующий всей кавалерией, генерал — на корточках у двери конюшни. Из этой двери, если обернуться, — прекрасный вид; понизу стены выбелены.

Здесь мы нашли наших лошадей, и отряд все еще под ружьем.

Затем прошли в другой сад, более запущенный. Вышли проходом, через который выгоняют в луга королевских лошадей; солдаты и народ сопровождают нас. Ребенок в живописной рубахе.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11


Эжен Делакруа. Алжирские наброски.

«Смерть Марата»

Параллельные линии






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.