1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11

На другой день, 12 апреля

Выехали из Аин-Эль-Далиа с сыном паши, в сопровождении двух стрелков с каждой стороны. На шее лошадей подвешены мешки. Так иногда делают пехотинцы.

На полпути мужчины и женщины положили перед ним саблю; спросить объяснения у Авраама.

Ближе к городу дети вышли приветствовать Абу, который задавал им вопросы и раздавал деньги.

Танжер. После возвращения из Мекнеза

У Авраама с гг. Праслэн и д'Орсонвиль. Девушка с простой косынкой на голове; ее одежда. Негры, приходившие из города плясать в консульство. Женщина перед ними, в одном гаике, несущая палку с платком для сбора денег. Припадок лихорадки около 16 апреля. 20-го прогулка. Мой первый выход с г. Д. и г. Фрейсине на пристань. Чернокожий, купавший черную лошадь: негр столь же черен и блестящ, как она.

Вчера 27 апреля, перед нашими окнами прошла процессия с музыкой, барабанами и гобоями. С этой церемонией водили по всему городу юношу, закончившего свое первоначальное образование; он был окружен товарищами, которые пели, родными и учителями. Из домов и лавок выходили люди, чтобы принести ему поздравления. Он был закутан в бурнус.

В случае несчастья дети выходят со своими школьными дощечками и с важностью несут их. Эти дощечки делаются из дерева, покрытого глиной; на них пишут тростником и чем-то вроде туши, которая очень легко стирается. Этот народ сохранил свое старинное обличье; эта жизнь на улицах, эти тщательно закрытые дома; спрятанные женщины и пр. Как-то на днях ссора матросов, желавших войти в один мавританский дом. Негр бросил туфлю им в лицо.

Абу, генерал, который нас сопровождал, на днях уселся попросту на кухонном пороге; а на скамье сидел наш поваренок. Он только слегка подвинулся, чтобы дать нам пройти. В этой простоте есть что-то республиканское. Местная знать усаживается на корточках на углу улицы, на солнцепеке и ведет там беседы, иногда забирается в какую-нибудь лавчонку. У этих людей есть определенное и очень небольшое число возможных и предусмотренных случаев, некоторое количество повинностей и наказаний, применяющихся в известных обстоятельствах, но все это без хлопот и мелочных подробностей, которыми донимает нас современная полиция. Привычка и древний обычай определяют все. Мавр возносит богу хвалу за жалкую пищу и за дырявый плащ. Имея это, он считает себя безмерно счастливым.

Некоторые древние простонародные обычаи проникнуты величием, какого нет у нас в самые важные моменты жизни; таков обычай женщин навещать каждую пятницу могилы и украшать их ветвями, продающимися на рынке. Помолвка, которая сопровождается музыкой; позади родителей везут подарки — кускусу, мешки ржи на мулах и ослах; ведут быка, несут ткани на подушках и пр.

Им трудно понять беспокойный дух христиан, их неудовлетворенность, постоянно влекущую к новизне. Мы видим и замечаем тысячи вещей, которых не существует для этих людей. Их невежество дает им спокойствие и счастье; а мы сами, разве достигли мы вершины того, что сможет дать более развитая цивилизация?

Они ближе к природе на тысячу ладов своей одеждой, формой обуви. Поэтому есть красота во всем, что они делают. А мы в наших корсетах, в наших узких башмаках, в наших смешных покровах мы вызываем жалость. Красота мстит нам за нашу ученость.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11


Аристотель

Эжен Делакруа. Крест. (Набросок)

Фредерик Шопен






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.