Лечение отита у детей в Германии смотреть на сайте http://m1-privatklinik.ru/n/lor/otit/


1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22

Замечаю, что мои прекрасные размышления, записанные на предыдущих страницах, помешали мне отметить — я уже не помню точно, в какой день,— нашу первую поездку в Фекап в совершенно другую погоду. Море было бурное и восхитительно разбивалось о мол. Мы видели, как выходили в море два небольших судна.

Сегодня, наоборот, море очень спокойно, и я люблю его таким, под солнцем, усыпающим блестками и искрами освещенную сторону и придающим радостный вид этому величественному покрову.

Мы посетили дом священника, принадлежавший когда-то доброму г. Геберу. По правде говоря, это довольно печальное место: одинокий человек кончил бы здесь тем, что сам превратился бы в камень. Здесь разрушают старую и очень красивую церковь, чтобы выстроить новую. Это возмутило нас.

Среда, 10 октября

На следующий день в Кани. Вдоль дороги вырублена часть строевого леса, но это пока еще не портит вида, открывающегося из замка. Это очаровательное место никогда еще не доставляло мне такого удовольствия. Надо запомнить эти массы деревьев, эти аллеи, или, скорее, тоннели, которые, заканчиваясь на горе, создают в соединении с нижними аллеями впечатление, будто деревья поставлены друг на друга. Парк полон великолепных деревьев; их ветви касаются земли, особенно на площадке с правой стороны, если идти от конца парка. Красота водоемов. Вернулись через Урвиль. На подъеме из Кани — прекрасный вид. Тона кобальта, проступающие в массивах листвы в глубине, а в противовес, на переднем плане,— могучие зеленые и отчасти золотистые тона. В Кани видел г. Фуа, постаревшего, как и все.

Четверг, 11 октября

В Фекане после полудня. Мы пошли главным образом для того, чтобы повидать г-жу Лапорт; я пришел первым и стал поджидать Борно и его жену. Бедная г-жа Лапорт не желала сперва никого принимать, но, услыхав мое имя, пригласила меня. Я нашел ее в помещении, которое было несомненно столовой, так как эта комната находится в нижнем этаже и теперь для нее удобна из-за ухода, которого требует ее состояние. Застал я ее совсем одну, на маленькой постели, всю иссохшую и чрезвычайно худую. Она очень взволновалась, увидав меня; я напомнил ей прошлое и давно умерших людей — в момент, когда она сама чувствует, что скоро и ей предстоит покинуть все это. Я с удовольствием держал в своих руках ее исхудалую и морщинистую руку. Подошли Борно с женой. Она говорила нам о своих болезнях, что совершенно понятно в ее положении, но очень просто и даже с юмором, каким обладала всегда. Мы простились с ней через несколько минут. Это зрелище меня очень тронуло.

Мы на минуту зашли в гостиную, куда ей не придется уже больше входить и где мы когда-то провели такие веселые минуты с моим кузеном (Батайлем), с Ризенером, со всеми оригиналами, которые составляли ее общество, а теперь, кажется, не думают даже осведомиться о ее здоровье.

Мы направились к пристани, навстречу Гольтрону. Вернулись, не дойдя до моря я чувствовал себя обманутым. Довольно долго рассматривали у одного ювелира старинные местные серьги и поздно вернулись в Вальмон, под дождем, который сильно портит мне прелесть этих мест.

Пятница, 12 октября

Маленькая г-жа Дюгле, дочь Циммермана, пришла к завтраку с сестрой. Весь день проливной дождь.

Суббота, 13 октября

Утро ушло на дочитывание Арзаса и Исмены Монтескье. Всего дарования автора недостаточно, чтобы победить скуку этих избитых приключений, этой любви, этого вечного постоянства; мода и, думаю также, чувство правды обрекли сочинения этого рода на забвенье. Перед завтраком смотрел витражи. Запомнить их прекрасный рафаэлевский, или, скорее, корреджовский, характер; красивая и простая моделировка и смелость контуров. Черные контуры, резко обозначенные для дальнего рассматривания, и т.д. После завтрака — на кладбище. До этого — в сторону Сент-Уэн, к бедной вышивальщице носовых платков. Бедные люди! Им платят двадцать франков за двадцать четыре дюжины таких платков: это не составляет и двадцати су за дюжину. Капелла, где покоится прах Батайля, мне не нравится. Жалею, что у меня не спросили совета.

Убивал время до обеда. Спал у себя в комнате, а в сумерки прошелся по парку. Этот парк и эти гигантские деревья имели почти зловещий вид, но поистине, если бы в живописи возможно было передать подобные эффекты, это было бы самое величественное из всего, что мне приходилось видеть в пейзажах. Не могу ни с чем сравнить это: лес колонн, образуемый елями, выше — старый орешник и т.д. К обеду пришли аптекарь г. Легле и начальница почты.

Воскресенье, 14 октября

Ходили с Борно в Пти-Даль. Гольтрон, который завтра уезжает, остался на этюды. Прошли мимо замка Састо. Восхитительные окрестности, спуск, ведущий к морю. Эффект этих больших букетов из буков. Пришли к морю узкой уличкой; оно вдруг открывается в самом конце дороги. Отлив. Я был на скалах и нашел две ракушки, которые обычно прилипают к ним; попробовал их — мясо жесткое, кроме желтой массы, довольно приятной на вкус и напоминающей устриц. Сделал много набросков.

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22


Свобода, ведущая народ

Лимб (роспись купола)

Смерть Сарданапала






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.