1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22

Понедельник, 5 марта

Утром зашел Дюбюф, чтобы пойти посмотреть его Республику в Палате депутатов; он же проводил обратно меня до дому.

Чудное солнце. Погода за последние две недели да и в продолжение всей зимы была необычайно мягкой, тем не менее я все же схватил страшнейший насморк, так что даже колебался, идти ли мне сегодня к Буассару. Все же я пошел. Там должна была быть танцовщица, изображающая сомнамбулу. Она появилась только после одиннадцати часов в сопровождении Готье, который поехал за ней и застал ее уже в постели. У нее очаровательная головка, очень изящная; она чудесно изобразила пантомиму погружения в сон. Ее гибкие и полные обаяния позы прямо-таки созданы для художников.

Пока ждали ее приезда, я вместе с Мейсонье зашел к нему взглянуть на его рисунок Баррикада1. Это ужасно по своей обнаженной правде, и хотя нельзя сказать, чтобы это грешило против точности, все же, может быть, не хватает чего-то такого, что превращает в произведение искусства даже отвратительный предмет. То же самое я сказал бы о его этюдах с натуры; они более холодны, чем его композиции, а ведь сделаны тем же карандашом, которым рисовал Ватто своих прелестниц и красивые фигуры своих пастушков. Несмотря на все это, — высокое качество работы. К своему назиданию и утешению нахожу все больше подтверждения тому, что сказал мне Конье в прошлом году по поводу моего Человека, растерзанного львом, когда увидел его рядом с картиной м-ль Бонер2, изображающей коров, а именно, что в живописи есть еще нечто иное, кроме точности и четкости передачи модели.

Я испытал сегодня утром подобное же впечатление, но гораздо более понятное, так как дело шло о живописи более низкого порядка. После того, как я увидел картину Дюбюфа, собственная моя живопись в мастерской и даже мой неудачный Марк Аврелий, которого я привык презирать, показались мне шедеврами. От чего же зависит впечатление? Одно несомненно: в рисунке Мейсонье оно гораздо сильнее, чем в его этюдах с натуры.

Вартель спел несколько арий, которые я уже слышал у Периньона. Реземонд доставил мне величайшее удовольствие. Познакомился с Прюденом. Он очень подражает Шопену. Я был горд за моего бедного умирающего великого человека.

Вторник, 6 марта

Вечером у префекта. Прекраснейший концерт. Варколье проявил крайнюю любезность, включив в программу хор из Идоменея3 вместо Ave Verum, и простер свою предупредительность до того, что прислал мне сказать об этом в шесть часов. Этот хор и следующий за ним марш — верх совершенства.

Среда, 7 марта

Утром приходил Прео4. Я очень давно не видал его; он оживил и позабавил меня. Если по существу он и не таков, то внешне он очень доброжелателен, и этого достаточно, чтобы привлечь меня. В общем, я его очень люблю. Он сказал мне по поводу Фарсал, что это богатый источник: например, Цезарь на берегу Рубикона, Видение пифии и т.д. Он советует мне написать на будущий год картину на какой-нибудь страшный сюжет. Это самое действенное средство, чтобы больше всего поразить зрителей.

Четверг, 8 марта

Вечером у Шопена. Видел у него одного оригинала, который приехал из Кемпера, чтобы повидать его и излечить. Он, видите ли, медик или был медиком в прошлом и потому питает глубокое презрение к гомеопатам всех оттенков. Это страстный любитель музыки; но его восторг ограничен Бетховеном и Шопеном. Моцарт, по его взгляду, не достигает их уровня, Чимароза — старый колпак и т.д. Надо быть провинциалом из Кемпера, чтобы иметь подобные идеи и чтобы выражать их с таким апломбом; все это принято относить за счет бретонской откровенности. Я ненавижу такого рода характеры; эта пресловутая откровенность, под видом которой выпаливаются самые резкие или оскорбительные мнения, крайне антипатична мне. Никакие отношения между людьми невозможны, если на все отвечать с подобной откровенностью. Собственно говоря, с такими наклонностями надо жить в стойле, где отношения устанавливаются ударами рогов или вил; вот откровенность, которую я предпочитаю.

Утром у Кудера, чтоб поговорить о картине, находящейся в Лионе. Он умен, и у него очень красивая жена. Будь у нас обоих откровенность на манер моего бретонца, мы в конце разговора дошли бы до рукопашной; мы же, наоборот, расстались, вполне довольные друг другом.

9 марта

Концерт Прюдена; вечером у Плейеля. Увертюра Волшебной флейты и Фрейшютца, повторенного на бис. Я сидел рядом с Буассаром и с красавицей Аглаей. Снова встретился там с прекрасной незнакомкой, которую видел в саду. Незадолго до конца ушел со своего места, чтобы разглядеть ее ближе, или, вернее, просто поглядеть на нее, так как она сидела ко мне спиной во время исполнения. Я составил себе верное представление о ней, когда увидел ее из окна. Она только изменила прическу, во всяком случае, на сегодняшний вечер,— у нее были пышные волосы на английский манер. Черты лица у нее нельзя назвать красивыми, но нет ничего пикантнее их. Она чем-то напоминает г-жу Дальтон, когда та была молода.


1 Мейсонье (Meissonier) Эрнест (1815 — 1891) — исторический и жанровый живописец, представитель салонного реализма, точнее, буржуазного натурализма. Ему принадлежат десять рисунков, изображающих баррикады 1848 года. Делакруа ценил Мейсонье за точность его рисунка.
2 Бонер (M-lle Bonheur) Роза (1822 — 1899) — художница-анималистка. Выставленная ею в Салоне картина «Пашущие волы» (ранее в Люксембургском дворце) обратила на себя всеобщее внимание. Несмотря на мастерство выполнения картин Розы Бонер, ее реализм не поднимается над уровнем салонной живописи.
3 «Идоменей, царь Крита» — опера Моцарта.
4 Прео (Preault) Антуан-Огюстен (1809 — 1879) — скульптор, ученик Давида д'Анжера. В творчестве его, особенно в рельефе «Резня», сильны черты передового романтизма и реализма. Произведения его в силу их радикального характера долгое время не допускались на выставки Салона.

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22


Битва при Пуатье (Эжен Делакруа)

Портрет Жорж Санд

Маргарита в церкви.






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.