1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12

Понедельник, 1 ноября

Писать трактаты об искусствах ex professo, давать им под- разделения, методически разбирать их, делать выводы, создавать системы, чтобы категорически преподавать их,— все это ошибки, ложные и бесполезные затеи. Самый искусный человек может делать для других лишь то, что он делает для самого себя, то есть замечать, наблюдать, по мере того как природа являет ему интересные предметы. У такого человека точки зрения постоянно меняются. Перемена мнений неизбежна; никогда нельзя достаточно узнать мастера, чтобы дать ему окончательную и абсолютную оценку. Пусть талантливый человек, желающий запечатлеть свои мысли об искусстве, высказывает их по мере того, как они ему приходят; пусть он не боится противоречить самому себе. Среди изобилия его идей, пусть даже порой противоречивых, можно будет почерпнуть больше, чем в прилизанном, сжатом, четком изложении, где главное внимание обращено на форму... Когда Пуссен досадливо сказал как-то раз, что Рафаэль в сравнении с античными мастерами осел, он знал, что говорил: он сравнивал рисунок и знание анатомии у него и у них, и ему было нетрудно доказать, что Рафаэль был невеждой в сравнении с мастерами древности.

В этой связи он мог бы также сказать, что Рафаэль знал меньше, чем он сам, но в другом отношении... Глядя на эти чудеса грации и наивности, слитые воедино, на это знание и чувство композиции, доведенные до высоты, не достигнутой никем другим, он увидал бы Рафаэля таким, каким тот является в действительности, то есть во многих отношениях стоящим выше античных мастеров и как раз именно в тех свойствах, в которых было совершенно отказано Пуссену.

Изобретательность у Рафаэля (под этим словом я разумею рисунок и колорит) не представляет собою ничего особенного; я вовсе не хочу этим сказать, что все это плохо, но если сравнивать его колорит и рисунок с теми чудесами, какие творили Тициан, Корреджо и фламандцы, она кажется второстепенной и должна быть такой. Она могла бы быть еще слабее, не нарушая ни в чем существенном те качества, которые ставят Рафаэля не только в первый ряд, но и выше всех художников старых и новых времен в тех областях, где он достигает совершенства. Я решился бы даже утверждать, что эти качества получили бы некоторый ущерб при большей анатомической точности и при применении живописных приемов и эффектов. Почти то же самое можно было бы сказать и относительно самого Пуссена, если рассматривать его с наиболее сильной его стороны. Его пренебрежение к цвету, несколько жесткая определенность его мазка, особенно в картинах его лучшей манеры, способствуют усилению выразительности и характерности.

Вторник, 16 ноября

Человек есть животное общественное, ненавидящее себе подобных. Объясните следующую странность: чем в большей близости живет он с глупым существом, ему подобным, тем больше зла желает он этому несчастному: таков брак и все его прелести. Друзья, путешествующие вместе, которые легко, выносили друг друга, когда виделись раз в неделю и скучали друг о друге, когда разлучались, начинают ненавидеть друг друга, когда обстоятельства вынуждают их в течение долгого времени жить вдвоем.

Дух своеволия и насмешки, заставляющий нас предпочитать себя самих, а своп мнения мнениям соседа, не позволяет нам выносить противоречия или сопротивления нашим фантазиям. Если вы присоедините к этому естественному чувству настроение, которое еще усиливается болезнью или огорчениями, тогда отвращение, испытываемое в отношении лица, с которым связана ваша судьба, может стать настоящей пыткой. Преступления, которые совершаются целой толпой несчастных, живущих среди нашего общества, более ужасны, чем те, какие совершают дикари. Какой-нибудь готтентот или ирокез разбивает голову тому, кого он хочет ограбить; антропофаги душат своих врагов, чтобы съесть их, как это делают наши мясники со свиньей или бараном. Но предательские подходы, задуманные издавна, кроющиеся под всякого рода покровами дружбы, нежности, мелочных забот, встречаются только у людей цивилизованных.

Сегодня на заседании мэрии IV района для выборов жюри; я пришел туда уже в сильном недомогании, предварительно заглянув на минуту в ратушу и пройдя всю дорогу пешком; это было молодечеством, не приведшим ни к чему хорошему. Может быть, не будь этого, я заболел бы еще сильнее, но именно с этого дня началась болезнь, которая меня сильно задержала и заставила размышлять о том, как глупо надрываться на работе и рисковать всем из-за самолюбивого желания поспеть к сроку.

Пятница, 19 ноября

Я вижу, что петербургские щеголи свертывают сигареты из листьев зеленого чая. Они, по крайней мере, имеют ту хорошую сторону, что в них отсутствуют наркотики.

Четверг, 25 ноября

Первая прогулка за заставы с Женни. Великолепное лекарство для тела и души. Холод бодрит и оживляет меня, тогда как прежде он раздражал меня и казался невыносимым. Буду очень доволен, если удержится эта погода, полезная для здоровья.

Пятница, 26 ноября

Большая прогулка с Женни по внешним бульварам, через Монсо, заставу Курсель и площадь Европы, по большой равнине, где мы себя чувствовали как бы затерянными; это превосходно для здоровья.

Следовало бы каждый день выходить перед обедом, одеваться, навещать друзей, стряхивать с себя пыль работы.

Помнить о Монтескье, никогда не работавшем до изнеможения, разумно отдавая творчеству лишь необходимое время. Опытность, делая работу более легкой и упорядоченной, может способствовать этой сдержанности, в которой отказано молодости.

Суббота, 27 ноября

Решено, что до поры до времени мой плафон и все мои росписи будут закрыты бумагой, а зал откроют для публики. Я в восторге. У меня сколько угодно времени еще заниматься этим.

Просмотрел все наброски, служившие мне для этой работы. Как много среди них таких, которые вначале вполне удовлетворяли меня, а теперь, когда живопись подвинулась вперед, кажутся мне слабыми, неудовлетворительными, плохо проработанными. Я не могу в достаточной мере выразить, как много труда надо положить на то, чтобы довести работу до той степени впечатления, до какой она способна подняться. Чем чаще я стану возвращаться к ней, тем больше она будет выигрывать в экспрессии. Пусть исчезнет мазок, пусть живость исполнения перестанет быть главной заслугой — в том, что экспрессия возрастет, нет никакого сомнения; да и разве не случается очень часто, что после такой упорной работы, которая заставляла мысль изворачиваться на все лады, рука становится более послушной и уверенной и придает последним мазкам необходимую легкость.

28 ноября

Адам и Ева, изгнанные из рая (Грехопадение). Христос, восстающий из гроба (Победа над смертью).

30 ноября

О манере, по поводу живописи в Ратуше, в сравнении с манерой Ризенера. Буше, Ванлоо вызывают восторг; подражатели Микеланджело и Рафаэля; та же давка.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12


Русская мебель. Стол конец 19 века

Русская мебель второй половины XVIII - начала XIX века

Одалиска






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.