1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12

Понедельник, 13 сентября

Как! Этакий дуралей! Ты до хрипоты споришь с глупцами, ты что-то доказываешь целый вечер этим невеждам в юбках? И о чем идет речь? О боге, о справедливости в этом мире, о добре и зле, о прогрессе!

Сегодня утром я поднялся усталый, с одышкой... Я не способен ни на что. О, безумие, трижды безумие!.. Убедить в чем-нибудь людей! И они еще хотят давать образование тем, кто рожден для труда, кто идет спокойно предназначенной колеей,— хотят и из них в свою очередь сделать мыслителей! Все эти размышления вызваны обедом у г-жи Шеппар.

Сегодня утром нашел на песке медузу. Эти люди, с которыми я встречаюсь, мешают мне наслаждаться морем... Пора уезжать. После завтрака был на камнях, возле купален. Вернулся усталый, по дороге домой зарисовал в Сен-Реми могилы. Оставался дома вплоть до этого ужасного обеда. Сегодня утром, прежде чем выйти, написал г-же Форже.

Действуй, дабы не страдать. Каждый раз, когда ты сможешь уменьшить свою скуку или свои страдания, отдаваясь деятельности, действуй не рассуждая. Это кажется совсем простым на первый взгляд.

Вот самый тривиальный пример: я выхожу на прогулку; моя одежда стесняет меня, но по лени я продолжаю идти дальше, вместо того чтобы вернуться и надеть что-нибудь другое. Примеры бесчисленны. Это решение, приложенное как к обыденной жизни, так и к серьезным вещам, дает душе упругость и равновесие, то есть приводит ее в то состояние, которое дальше всего отстоит от скуки. Сознание того, что тобою сделано то, что ты должен был сделать, возвышает тебя в собственных глазах. Кроме того, если нет другого объекта для удовольствия, испытываешь самое главное из них, а именно — довольство самим собой. Удовлетворение человека, как следует проведшего свой день, огромно. Когда я нахожусь в этом состоянии, я наслаждаюсь потом в полной мере и отдыхом, и малейшим развлечением. Я даже в силах вынести общество скучнейших людей. Воспоминание о выполненной работе отгоняет от меня грусть и скуку.

Вторник, 14 сентября

Мой последний день в Дьеппе был не из удачных. У меня было раздражение горла, оттого что накануне я слишком много говорил. Уложив свой чемодан, пошел в Поллэ, чтобы избежать различных встреч. Я видел, как подошел к пристани только что спущенный корабль, буксируемый баржей. Вернулся в плохом настроении. Около трех часов пошел проститься с морем. Оно было совершенно спокойно и прекраснее, чем когда-либо. Я не мог от него оторваться. Я был на пляже и целый день не показывался на пристань. Душа страстно тянется к тому, с чем приходится расставаться. С этого-то моря я сделал по памяти этюд: золотистое небо и лодки, ожидающие прилива, чтобы вернуться.

Выехал без четверти семь! В Париж приехал в одиннадцать часов пять минут. Очень приветливый, но сильно утомивший меня молодой человек был моим спутником. Мы пообедали с ним вдвоем. В Руане встретил Фо с его маленькой дочкой.

Париж, 15 сентября

Софокл, у которого спрашивали, жалеет ли он в старости об утраченных радостях любви, ответил: «Любовь? Я с радостью освободился от нее, как от необузданного и гневного господина».

Воскресенье, 19 сентября

Обедал у Гиймарде, в Пасси, с Талентино, поверенным Демидова.

Работаю непомерно много, после возвращения из Дьеппа, над кессонами ратуши. Ни с кем не вижусь. Провожу счастливые дни.

Понедельник, 20 сентября

Об архитектуре. Это воплощение идеального, все здесь идеализировано человеком. Даже прямая линия является его изобретением, так как в природе ее не встречаешь нигде. Лев отыскивает себе пещеру; волк и кабан укрываются в чаще леса; некоторые животные строят себе жилища, но ими руководит при этом только инстинкт; они не представляют себе, что их можно изменить или украсить. Человек в своих жилищах подражает и гротам, и воздушным сводам леса; в эпохи высшего расцвета искусства архитектура создает шедевры. Во все эпохи смена вкусов и нововведения в области быта вносят изменения, говорящие о свободе вкуса.

Архитектура ничего не заимствует из природы непосредственно, как скульптура или живопись; в этом смысле она ближе к музыке, если только не уверять, что подобно музыке, напоминающей некоторые шумы и звуки природы, архитектура подражает пещерам, гротам или лесам. Но это не прямое подражание, какое мы имеем в виду, говоря о двух других-искусствах, которые наглядно воспроизводят формы, встречающиеся в природе.

Вторник, 28 сентября

Это последний день, когда я работал перед своим заболеванием. Вийо свалился ко мне точно с облаков. Его визит доставил мне удовольствие; но, начиная с этого дня, у меня разболелось горло и сделалась страшная слабость, уложившая меня в постель. Я переписал свою картину, которая мне на месте показалась слишком темной.

Суббота, 2 октября

Все эти дни я был болен, но выходил по вечерам, несмотря на холод, чтобы поддержать свои силы. Сегодня, по совету Женни, которая почти вытолкала меня из дому, я сделал в середине дня большую прогулку по дороге к Сент-Уэн и Сен-Дени. Вернулся усталый, но как будто стало лучше. Вид этих холмов Саннуа и Корбейля вызвал во мне тысячу восхитительных воспоминаний прошлого. Омнибус, который курсирует между Парижем и Сен-Дени, внушил мне мысль ездить иногда туда для прогулки. Испытываю неодолимое желание поехать в деревню, но прикован болезнью к месту. Сегодня вечером читаю Мемуары Бальзамо. Эта постоянная смесь талантливых кусков с мелодраматическими эффектами порой внушает желание выбросить книгу за окно, однако в другие минуты она настолько возбуждает любопытство, что приковывает на целый вечер к этим необычным страницам, где невольно восхищаешься темпераментом и известным воображением, но уважать в авторе можно только художника. В этих записках отсутствует всякая, стыдливость, они перекликаются с бесстыдной и необузданной эпохой.

Воскресенье, 3 октября

Опять гулял по равнине Монсо. Красивое небо; вдали памятники Парижа.

Понедельник, 4 октября

Женни уехала сегодня, чтобы побыть возможно дольше у г-жи Гapo, а я болен и не могу работать.

Чтобы сделать картину матовой, Гаро пользуется раствором воска в двойной эссенции с легкой примесью лаванды (эссенции); чтобы снять этот налет, он применяет эссенцию, смешанную с водой. Надо долго взбивать жидкость, чтобы получить эту смесь.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12


Взятие крестоносцами Константинополя (1840).

Свобода, ведущая народ

Аристотель






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.