1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13

25 июля

Господин Мец, мой сосед по табльдоту, рассказывает мне о судье, который говорил, что не стоит выступать, если дело слишком чистое.

26 июля

Обедал у Перрье с господином Ирвуа, состоящим при императоре, двумя Тома и какой-то певицей из Оперы, любовницей одного из них. Добрейший Поссос, также бывший на этом обеде, покинул нас, так как вечером должен был быть у императора.

27 июля

Отъезд императора в семь часов. Я продолжил прогулку до очаровательного ручья Сен-Лу. В последние три-четыре дня читаю Крестьян Бальзака, после того как вынужден был бросить Анж Питу Дюма, выведенный из себя этой невероятной чепухой. Ожерелье королевы полно таких же нелепостей и несообразностей, но по крайней мере в нем есть интересные места.

Крестьяне сначала заинтересовали меня, но в дальнейшем они становятся почти так же невыносимы, как болтовня Дюма. Все те же карликовые подробности, при помощи которых автор думает сообщить что-то исключительное своим действующим лицам. Какая мешанина и какая мелочность! Для чего нужны портреты во весь рост для всех этих жалких статистов, количество которых лишает произведение всякого интереса. «Литература здесь и не ночевала»,— сказал как-то Мокар. Так это и делается повсюду: отмечается буквально все, исчерпывают весь материал, а раньше всего истощают любознательность читателя.

Недавно в Журналь-де-Деба я прочел статью о Рубенсе некоего г. Тэна1, о котором я уже получил представление по другим таким же работам, — педант первого разряда, исполненный именно тех недостатков, о которых я упомянул. Он тояже хочет выложить все, да еще потом снова все повторяет сызнова.

30 июля

В середине дня, ободренный пасмурной погодой и сносным самочувствием, я поднялся по дороге в Люксейль. Дойдя до того места, где несколько берез нависают одни над другими, я сделал с них довольно неясный набросок, так как солнце, проглянув в это время, мешало мне. Я не мог устоять против желания спуститься по крутой тропинке к маленькому ручью, журчание которого доносится с дороги. Там я нашел очаровательные уголки, разбросанные скалы, тенистые тропинки, полянки и густые заросли. Я напился из этого прелестного ручья.

31 июля

Около полудня прогулка в восточном направлении позади фабрики, как я это уже удачно сделал неделю — десять дней назад. Жара и неприятные виды заставили меня повернуть обратно. Вечером опять по дороге Сен-Лу; я просто не могу достаточно насладиться ею. Вечером солнце светит в лицо, а не в спину, как утром; заходя, оно золотит дальние хребты самых высоких гор; я сделал с них набросок.

За последние дни плохая погода: холодно и пасмурно. Я приписываю этому мое дурное самочувствие. Долгий разговор с Ленорманом, почти до десяти часов, в павильоне.

1 августа

С утра почувствовал себя лучше; опять прогулка по дороге Сен-Лу, где я сделал набросок, который затем раскрасил днем.

2 августа

Лимон хорош для всего. Сосать его, когда болит горло. Испробовать для акварели. Глаза промывать горячей водой, а затем холодной, смешанной с ромом. Лимон и растительное масло попеременно. После обеда — одна из самых очаровательных прогулок, какие сделаны мной здесь; я был в прекрасном настроении, спокоен, все мне казалось восхитительным. Я сделал набросок с фермы Жако, а выше, на дороге, возле круглого каменного стола, набросал общий вид долины. Еще раз любовался чащей с ее березами, ручьями и скалами. Я не мог оторваться от всего этого; какое могучее очарование! И никто, кроме меня, не замечал его. На каждом шагу мне встречались группы гуляющих; мужчины разговаривали только о деньгах, я невольно отметил это.

Неторопливо направился закончить день в павильоне; там встретил г-жу Марбути; мы проговорили до десяти часов. У нее бывают откровения, некий дух говорит с ней и сообщает ей изумительные вещи. Этот дух открыл ей, как излечить ее безнадежно больную восьмидесятилетнюю мать. Я спросил ее, почему же она сама не воспользуется такой помощью, чтобы излечиться самой; не помню, что она мне на это ответила. Я обещал встретиться с ней завтра после завтрака, дабы узнать, что повелел ей ее гений. Она была крайне поражена, что у меня не бывает откровений.


1 Тэн (Taine) Ипполит (1823 — 1893) — историк, философ, искусствовед, литературовед и публицист. Первой крупной работой Тэна была книга «Французские философы XIX века» (1857). По своим философским взглядам Тэн был последователем позитивизма. Исследования Тэна по истории искусства и литературы исходят из этих предпосылок.

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13


После кораблекрушения

Автопортрет в костюме Гамлета

Автопортрет Делакруа






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.