Главная > Дневник > 1834-1835 годы


1834-1835 годы. Продолжение заметок в блокноте.

Без даты

Легкой я называю такую литературу или литературную работу, которая не требует ни изучения, ни усидчивости, ни отбора, ни напряжения, ни критики, ни искусства, словом никакого труда... Его дарование было бы уже мертво, если бы он был не в том возрасте, когда еще только пробуждаешься пли, словно змея, еще можешь сменить старую кожу на новую, а в том возрасте, когда уже лишь повторяешь самого себя не обогащаясь; а этот возраст недалек от первого, особенно в нынешнее время, такое быстрое и губительное.

...В минуту, когда его картине не хватало последней одухотворенности, придающей ей душу, той самой одухотворенности, благодаря которой картина перестает быть картиной и делается (существом) предметом, таким предметом, у которого есть свое место в творении, чтобы уже впредь не погибнуть, и есть свое обозначение, именующееся преображением, и т.д.

Ты печален, ты сам себя гнетешь в мучительном круге и т.д. Ясность, ровность духа мало соответствуют и т.д. Золото не водится в тех радостных и плодоносных местах, где есть мирные парки и сочные пастбища. Его находят в недрах ужасных скал, пугающих путника,— в логове тигров и диких птиц. Дикие птицы пугают там путника дикими криками, а тигр, прячущий в пещерах плоды любви своей, устрашает оттуда...

(Карандашный рисунок фриза, под ним подпись):

Птицы на фризе, Нерасцвеченные, Серое с золотом.
Роберу1, Деларошу2 и др. не хватает гениальности выполнения и того, что наполняет жизнью... Оно собирает в свое лоно ученых различных воззрений, лишь бы все они были добродетельными.

Без даты

Обычно цезура композиции, то есть место, где группы переднего плана пересекаются с более отдаленными фигурами, должна быть скорее темной, нежели освещенной, еще и потому, что фигуры переднего плана должны как можно сильнее выделяться своими краями на темном фоне. До сих пор я считал этот принцип самым плодотворным при применении светотени. Корреджо не кажется мне таким совершенным в смысле светотени, как Веронезе и Рубенс; он слишком часто выделяет светлые части тела на темном фоне. Что хорошо выглядит на темном фоне — это части, полностью наделенные рефлексами.

Среда, 14 мая

Статья о Микеланджело. Счастливый человек! Он давал облик мрамору и оживлял полотно и т.д.: не все ли равно, в конце концов, если природа дала вам в какой бы то ни было области дар одухотворять, наделять жизнью!.. Какое счастье давать жизнь, душу!

Тон оранжевый и густо-белый рядом с тоном темно-розовым, белым, красной камедью и алым.

Каждая плоскость в тени, или, вернее, при всяком эффекте полутени, имеет свой собственный рефлекс; например, все плоскости, обращенные к небу, будут голубоватыми; все, обращенные к земле,— теплыми и т.д. Надо их крайне тщательно изменять, по мере того как они перемещаются.
Боковые плоскости — в зеленых или серых рефлексах.
Обращенные к земле — теплые.
У Веронезе, белое — холодное в тени, горячее — в ярком свете.
Когда много фигур, они по величине должны соответствовать тому плану, на котором расположены.
Драпировка — светлый vert-pomme; тень — жженая охра. Индийская желтая и неаполитанская желтая более светлы, чем желтая охра, и могут ее заменить. С киноварью — прекрасный оранжевый. Все, с белым,— тон светлого тела, более предпочтительный, чем тот, какой делают с охрой. Индийская желтая и персиковая черная, коричнево-зеленая для драпировок. Хороший тон: рядом с полутенью коричнево-красное, красновато-желтое и немного белого.

Бледность в рефлексах, больше чем что-нибудь другое, выражает болезненную или смертельную бледность. Красиво черно-синее: синяя прусская, черно-персиковая, немного неаполитанской черной.

Бюрне говорит, что Рубенс обычно окружает массу света тенью и пользуется силой светлых мест только для того, чтобы объединять. Его свет состоит из свежих, легких тонов и пр. Наоборот, в тенях — очень горячие тона, дающие обычные свойства рефлекса и усиливающие, таким образом, эффект светотени. Главное, он никогда не пользуется при этом черным. Положить в тень тона засохших листьев (Ван-Дейк): коричневое, противополагающееся красному.

Купающаяся женщина; для тела — локальный ровный цвет; для светлых мест — красную венецианскую и белую, по которой в зависимости от места желтая и белая неаполитанская, затем желтая неаполитанская, белая и черная персиковая и снова белая и черная персиковая. Тени передавать тонами оранжевых рефлексов, самых горячих, и кое-где серо-дымчатым тоном, взяв, например, белую, желтую, неаполитанскую, черно-серую и т.д.

Людовик Святой или Филипп-Август принимают посланцев или подарки Саладина.
Карл Великий принимает послов восточного императора или коронуется в качестве короля Италии.
Карл Великий громит варваров. Император лангобардов и пр. принимает послов Гаруна-аль-Рашида.
Единоборство Иакова с ангелом.

Большое преимущество писать одними и теми же тонами заключается в том, что при таком условии легче исправлять и идти от того, что уже сделано.

В Рубенсе есть много академического, особенно в его приемах, главным образом в его тенях, систематически легко наложенных и сильпо подчеркнутых по краям. Тициан гораздо проще в этом отношении, равно как и Мурильо.


1 Робер, вероятно, Робер-Флери (Rober-Fleury) Жозеф-Никола (1797 — 1890) — исторический живописец салонного направления, близкий к Деларошу. Известны его картины «Варфоломеевская ночь» и «Церковный спор в Пуасси».
2 Деларош (Delaroche) Поль, собственно Ипполит (1797 — 1856) — живописец, ученик Гро. Автор ряда исторических картин, вроде «Дети английского короля Эдуарда IV в лондонском Тоуере» (Салон, 1831) и «Убийство герцога Гиза» (Салон, 1835), имевших шумный успех у средней французской буржуазии. Ему покровительствовал Тьер. Деларош пытался занять среднее место между неоклассиками и романтиками и был типичным представителем поверхностно-развлекательной салонной живописи Франции середины XIX века.

1834 год

1843 год


Эжен Делакруа. Марокканский альбом.

2

Мефистофель является Фаусту.






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.