Ремону Сулье

5 декабря 1853

Дорогой мой друг, письмо твое пришло, когда я был еще совсем болен вследствие крайнего утомления, причиной которого стал мой плафон, — а кончить его мне все-таки не удалось: так бесполезны оказываются все мои усилия. Ты очень удивил меня просьбой Лельевра. Он просит всю стипендию целиком. Этого не мог бы добиться ни президент, ни даже сам император — во всяком случае, если я стану ходатайствовать об этом по заведенному порядку. Мы долго занимались подобными делами нынешним летом в Муниципальном совете, и лишь три человека, снискавших особую благосклонность, были удостоены половинной стипендии. Мои скромные связи не дают мне никакой возможности действовать через министерства. Поскольку сын Лельевра был внесен в список Ратуши, очень жаль, что меня об этом не предупредили: я почти уверен, что без особого труда сумел бы для него добиться просимого. Впрочем, все данные родителей и детей были внимательнейшим образом изучены, а поскольку данные эти у всех примерно одни и те же, выбор зависит чуть ли не от чистой случайности. Вот случай, когда и вес в обществе может пригодиться. Но мне кажется, что для этого дела нужен кто-то более незаменимый и влиятельный, поскольку все зависит от чиновников, которые творят что хотят и содействуют тем, кто им по нраву. Если бы он сумел сохранить поддержку принцессы Матильды, 1 ничего лучшего не оставалось бы и желать, но думаю, что полная стипендия — несбыточное желание.

Когда же ты, бедный изгнанник, вернешься в вечно меняющийся, но неизменный Париж? Скука здесь не более редкая гостья, чем в деревне, и лишь труд да близкие люди скрашивают нам время краткого перехода из здешнего мира в иной. И все же продлим его, насколько это в наших силах. Мы во всех подробностях изучили этот скверный постоялый двор и, хоть устроились не лучшим образом, остаемся в нем: нас ждет другой постоялый двор — узкий, темный; так давай не будем торопиться!..

Прощай, дорогой мой, сердечно тебя обнимаю.

Эж. Делакруа


1 Принцесса Матильда — кузина Наполеона III. Покровительствовала многим художникам.

Предыдущее письмо.

Следующая глава.


Ранний автопортрет

Знаменитые римляне (фрагмент крупным планом)

Эжен Делакруа. Красноречие: Цицерон






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.