1- 2- 3- 4

Страсбург, 1 сентября

Самый упрямый реалист все же вынужден, передавая природу, прибегать к известным условностям композиции или манеры. Если говорить о композиции, то он не может просто взять отдельный кусочек или даже набор кусочков, чтобы сделать из этого картину. Надо хорошо раскрыть в ней идею, дабы восприятие зрителя не скользило поверх неизбежно ограниченного целого; без этого не было бы искусства. Когда фотограф снимает какой-либо вид, вы всегда видите лишь одну часть, вырезанную из целого; край картины тут столь же интересен, как центральная часть; вы можете лишь вообразить себе весь ансамбль,— видите же вы только кусок, который как будто выбран случайно. Второстепенное здесь притязает на такое же внимание, как и главное; чаще всего это второстепенное прежде всего бросается в глаза и оскорбляет их. Требуется больше снисхождения к несовершенству воспроизведения в фотографическом снимке, нежели к созданию творческого воображения. Фотографии, которые производят наибольшее впечатление, — это те, в которых в силу несовершенства способа точной передачи оставлены известные пробелы, места отдыха для глаза, которые позволяют ему сосредоточить внимание лишь на небольшом числе предметов. Если бы глаз обладал силой увеличительного стекла, фотография была бы невыносима: мы замечали бы все листья на дереве, все черепицы на крыше, а на черепицах весь мох, всех насекомых и т.д. А что сказать о неприятных видах, какие порождает реальная перспектива, — менее неприятны они, пожалуй, в пейзаже, где части, выступающие вперед, могут быть увеличены, даже сверх меры, не оскорбляя зрения так, как это получается с человеческими фигурами! Самый упрямый реалист должен исправлять в картине эту негибкость перспективы, искажающую вид предметов именно в силу своей точности.

Даже перед лицом самой природы картину создает лишь наше воображение: мы не видим ни стеблей травы в пейзаже, ни морщинок кожи на прекрасном лице. Наш глаз, со своим счастливым бессилием охватить бесконечность деталей, задерживает наш ум лишь на том, что заслуживает внимания; а ум, со своей стороны, выполняет по нашему заказу особую работу — он отмечает далеко не все то, что ему показывает глаз; он связывает с другими, ранее полученными впечатлениями то, что испытывает сейчас, и его удовлетворение стоит в зависимости от его нынешнего расположения духа. Это до такой степени верно, что один и тот же вид производит совершенно разный эффект, когда смотрят на него с различных точек зрения.

Слабую сторону современной литературы составляет как раз эта претензия передавать все; ансамбль исчезает, тонет в деталях, и следствием этого является скука. В некоторых романах, например у Купера, надо прочесть целый том разговоров и описаний, чтобы обнаружить один интересный кусок; этот же недостаток до крайности вредит произведениям Вальтер-Скотта и очень затрудняет их чтение; ум наш томительно бродит среди этой монотонности и пустоты, в которой автор словно наслаждается разговором с самим собой. Счастье живописи состоит в том, что она требует всего лишь одного взгляда, чтобы привлечь к себе и завладеть вниманием.

9 сентября

Ночью приехали мои двоюродные братья. Утром прогулка с кузеном по приветливой равнине, где находятся его участки. Я там рисовал.

10 сентября

Название деревни Беррье: Шабелье, Невиль-Буа. Абрикосы Кюрассие. Г-н Жорж-сын знает врача, излечившего двадцать семь случаев сибирской язвы простым наложением листьев орешника, которые следует слегка придавливать, дабы уплотнить их края. Девица двадцати пяти — двадцати восьми лет, просящая у отца разрешения на замужество, начавшая с первого дома деревни и добившаяся своего в последнем.

Анализ Бейля, или Методическое изложение его трудов, Лондон 1773. Метаморфозы Овидия, переведенные стихами Сент-Анжело, Париж 1808 г.

12 октября

Подлинно прекрасное в искусстве вечно и будет пользоваться признанием во все времена; но оно облечено в покровы своего века: какая-то часть его навсегда остается на нем, и горе произведениям, возникшим в эпохи упадка общего вкуса! Истину изображают нагой; принимаю это для объективных истин; но всякая истина в искусстве возникает в оболочке, созданной рукой человека, следовательно, она облечена в условную форму, принятую тем временем, в которое живет данный художник.

Язык времени придает особую окраску произведению поэта; это настолько верно, что в переводе, сделанном много времени спустя, невозможно дать точное представление о какой-нибудь поэме прошлого. Так обстоит дело с поэмой Данте, которую, несмотря на все более или менее удачные попытки перевода, никогда не сумеют передать во всей ее непосредственной красоте на языке Расина или Вольтера. То же и с Гомером. Вергилий, появившийся в более утонченную эпоху, напоминающую наше время, и даже Гораций, несмотря на сжатость его языка, могут быть с большим успехом переведены на французский язык; аббат Делиль перевел Вергилия; Буало мог бы перевести Горация. Трудность, следовательно, заключается не столько в различии языка, сколько в различном духе эпох, служащем препятствием для точного перевода. Язык Данте — не итальянский язык нашего времени; идеи античности хороши на языке античности; мы называем этих древних авторов наивными; на самом же деле наивной была вся их эпоха, в сравнении с нашей, конечно.

Обычаи одной эпохи коренным образом отличаются от обычаев другой; манера выражаться, шутить, держать себя — все это находится в гармонии с общим настроением умов. Мы воспринимаем итальянцев XIV века только через призму Божественной комедии; в действительности же, они жили так же, как живем и мы, но развлекались тем, что тогда казалось забавным.

25 октября

Г-н Паскье удачно сказал, говоря о Сольферино:1 «Это - нечто вроде доверия; его можно завоевать, но получить по заказу нельзя». Гюго говорил Беррье: «Мы все таковы»,— он намекал на боязнь ослепнуть.

Ожервиль, 31 октября

(Выписка из статьи о Монтене в Ревю Британик.) Выписка из предисловия к Письмам г-жи дю Деффан.


1 Сольферино — местечко в Италии близ Мантуи, где французские войска одержали победу над австрийцами.

1860 год

1- 2- 3- 4


Пантера на охоте

Казнь дожа Марино Фальеро

Порция






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.