Жорж Санд

Воскресенье, 28 [мая] 1848

Дорогой друг, от всего сердца благодарю Вас за доброе письмо и начну с самого начала. Сразу же по получении Вашего письма я посмотрел, что можно Вам послать, и среди турков, коней, набросков и т.п. обнаружил Клеопатру, рассматривающую того знаменитого нильского гада, 1 которого Шекспир передал ей с зубоскалом-крестьянином. Работы с нею меньше, чем с остальными, хотя не могу скрыть от Вас, что ее все равно больше, чем мне хотелось бы; но это потребовало бы слишком много времени и я прикинул, что, поскольку я отправил ее сегодня (пишу Вам после сдачи ее на дилижанс), не может быть, чтобы Вы не получили ее, крайний срок, 31-го, если только Ваш возница не опоздает. Очень хочу, чтобы этот скверный набросок не слишком Вас разочаровал, так что окажите ему снисхождение хотя бы ради моего почитаемого наставника — вдохновения.

Вы правильно сделали, уехав, 2 а не то бы Вас, чего доброго, обвинили в возведении баррикад. Вы совершенно справедливо сказали, что во времена вроде нынешних разум не убеждает и единственными аргументами, имеющими хождение, становятся ружейные залпы и штыки. Я надеюсь немножко отдохнуть, по крайней мере некоторое время. Ваш друг Руссо, который, впрочем, огонь видел только в кухонном очаге, как-то в приступе воинственного настроения восторгался словами некоего польского воеводы, заявившего по поводу своей беспокойной республики: «Маlо periculosam libertatem quam quietum servitium». Эта латынь означает: «Предпочитаю свободу, сопряженную с опасностями, безмятежному рабству». Я же, увы, пришел ныне к противоположному выводу, обнаружив, что свобода, оплаченная стрельбой, в действительности не является свободой, каковая предусматривает возможность спокойно ходить, когда и куда захочется, размышлять, есть в привычное время и многие другие преимущества, которых не щадит политическая смута. Простите мне, дорогой друг, мои ретроградные мысли и любите меня вопреки моей неисправимой мизантропии. Доставьте мне возможность благодарить Вас за постоянную присылку томов Ваших произведений, которые будут стоять в первом ряду моей маленькой библиотеки и станут моими неизменными утешителями, не говоря уже об удовольствии помнить, что они пришли от Вас, кого я люблю и буду любить всегда. Обнимаю Вас, Мориса и Соланж 3 и шлю всем Вашим друзьям приветы.

Эж. Делакруа


1 «Клеопатра и крестьянин», уменьшенная копия картины, выставлявшейся в Салоне 1839 г. (Робо, 692); эта картина была продана за 1165 франков 23 апреля 1846 г. на аукционе, устроенном Жорж Санд. Ныне находится в частном собрании.
2 Жорж Санд выехала в Ноан 6 марта.
3 Соланж, у которой только что умер в недельном возрасте ребенок, в этот момент находилась у своего отца в Гийри. С матерью она, по крайней мере внешне, помирилась.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Эжен Делакруа. Смерть Сарданапала. (Набросок)

Эжен Делакруа. Смерть Сарданапала. (Этюд)

Эжен Делакруа. Смерть Сарданапала. (Этюд)






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.