Главная > Переписка > Часть V > 1848 год > Жозефине де Форже


Жозефине де Форже

Шанрозе, пятница, 2 июня 1848

Последнее твое письмо, дорогой друг, застало меня совершенно подавленным ужасными парижскими известиями, о которых мы узнали из газет, какие смогли дойти до нас. Я не Отвечал тебе, так как все мы тут, горожане и сельские жители, были озабочены последствиями этих событий. Возникло опасение, как бы большие отряды участников мятежа не бросились наутек по здешним дорогам, а дорога, ведущая в Рим и к нам, идет прямиком из предместья Сент-Антуан, поэтому мы выставили караулы и задержали множество этих негодяев; жандармы оказали нам вооруженное содействие, препровождая их, закованных в кандалы и уже неопасных, в Корбейль или иные места. Я чудовищно устал и последнее время чувствовал себя скверно. Но сейчас чувствую себя хорошо и прошу прощения за то, что не сообщал о себе. Но ты, дорогая, пиши мне обо всех новостях. Предпочитаю, чтобы ты рассказывала мне их вкратце, нежели читать газеты, удручающие меня излишними подробностями. Ты, должно быть, ужасно беспокоилась из-за Эмильена. 1 Все это приведет нас не иначе как к повторению прежних ужасов в той пропасти, куда толкнули нас так называемые реформаторы, крайне скорые на критику, но совершенно беспомощные, когда необходимо действовать. Поистине, наша несчастная нация дошла до того предела, когда ей самой пора спасать себя и заодно тех недостойных, что сделались ее вождями.

Куда сильней, нежели усталость, мое болезненное состояние усугубляет грозовая погода, к которой я плохо приспособлен, но ты не тревожься обо мне. Кажется, по крайней мере сейчас, все спокойно. Вскоре я буду иметь счастье вновь, после всех жестоких испытаний, обрести и обнять тебя. Люблю тебя, дорогая, и несчетно целую.


1 Второй сын г-жи де Форже.

Предыдущее письмо.

Следующее письмо.


Еврейская свадьба в Марокко.

Женщина с попугаем

Внутренний двор марокканского дома






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.