1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25

Вторник, 16 августа

Женни уехала в Дьепп; мне ее очень не хватает здесь.

Воскресенье, 28 августа

Все последние дни работал в ратуше; заканчиваю плафон. Сегодня оставался дома до половины второго. Работал над маленьким Христом, несущим крест и над Верлихингеном, или Вейслингеном.

В час был на раздаче наград в Бесплатной школе.

Возвращался с Флери. Жара совсем спала. Когда я его видел за несколько дней до выборов, он мне признался, что не голосовал за меня только потому, что откладывал это до следующего раза. Сегодня он уже украшен всеми трофеями — он член Института и профессор и т.д.; у него едва ли уцелел остаток уважения к неудачникам, которые еще затеряны в толпе.

Вечером ходил смотреть Британника и Школу мужей; то и другое привело меня в восторг. Бовалле был очень хорош в роли Бурра. С удовольствием встретил в театре Тьерри1.

Пятница, 2 сентября

Обедал у Верона; отнес ему его корректурные листы.

Понедельник, 26 сентября

Плафон в Сен-Сюльпис. Самсон и Далила.

Зарисовки костюмов и вооружения для Иерусалима — Два марокканца, Христос, несущий крест. Картина для Бевье (Берлихинген), Лев (для него же), Христос в ладье.

Среда, 8 сентября

Семь часов утра, только что встал с постели. Никто не представляет себе, до какой степени посредственность захватывает все: Лефюэль2, Бальтар, тысячи примеров приходят в голову; люди, ворочающие делами в области искусств, в правительстве, в армии, везде,— именно эти люди тормозят машину, пущенную в ход талантливыми людьми. Люди высшего порядка естественно являются новаторами. Они приходят и видят повсюду глупость и бездарность, захватившую все в свои руки и проглядывающую за всем, что делается. Естественное побуждение влечет их к тому, чтобы всюду наметить и проложить новые пути, выйти из этой пошлости и глупости. Если им это удается и они, в конце концов, берут верх над рутиной, то за ними, в свою очередь, следуют бездарности, которые ставят себе в заслугу утрировку их приемов и портят все, к чему прикасаются. После этого движения, побуждающего новаторов выйти из привычной колеи, они почти всегда в конце своего поприща обнаруживают стремление удержать слишком далеко идущий и безудержный разбег, разрушающий своими крайностями все, что было ими создано. Тогда они принимаются хвалить то, что было отброшено по их почину, видя, какое печальное употребление сделано из новизны, принесенной ими в мир. Может быть, тут действует скрытое эгоистическое побуждение, заставляющее их опекать современников в такой мере, чтобы никто, кроме них самих, не смел прикоснуться к тому, что они считают подлежащим критике. Здесь они выступают с жалкой стороны; эта слабость часто заставляет их играть смешную роль, недостойную уважения, которое они заслужили.

Шамрозе, четверг, 6 октября

Выехал в Шамрозе в одиннадцать часов. На этот раз взял два фиакра — для себя и для багажа,— это способ более простой и дешевый, чем нанимать фургон.

Я был нездоров больше недели. В воскресенье мне просквозило уши, отчего поднялись сильные боли, которые еще не совсем прошли; случилось это во время прогулки в зоологический сад.

Возвращаясь к себе, я мог бы, подобно Танкреду, повторить то, что всегда говорю, приезжая сюда: с каким восторгом вижу этот кров!

Перед обедом была прекрасная погода, против обыкновения; я сделал большую прогулку по лесу, на погибель моей одежде и обуви. Пошел по дороже к Приерскому дубу, но на полпути повернул по аллее, идущей к центру, дабы выйти па большую дорогу, пересекающуюся с Эрмитажной аллеей. Упоительное чувство одиночества и независимости, когда вернулся к себе и сел за обед. Я насладился им и на следующий день; надеюсь, что так будет и дальше, пока я здесь.

Пятница, 7 октября

Большая прогулка по саду. Чудный запах цветов и винограда. Но это привело меня в ленивое состояние, и я оставался в саду весь день, читая Спектэйтора, засыпая и вновь принимаясь читать.

Днем показалось солнце, но я догадался подождать, пока оно скроется, чтобы около двух-трех часов отправиться в путь. В лесу меня настиг ливень; к счастью, он затих, когда я уже возвращался. Я направился по неизвестной мне еще аллее, от центра, где начинается путь к Приерскому дубу, и к аллее, спускающейся несколько правее и сплошь заросшей вереском. Затем снова поднялся к дубу и т.д.

Вернулся с хорошим аппетитом, что крайне важно для правильного пищеварения. Обедал у себя в мастерской, где мне это удобнее, а вечером шагал взад и вперед по дому, так как дождь и темнота сильно затрудняют выход из дома по вечерам.


1 «Британник» — драма Расина (1669), «Школа мужей» — комедия Мольера (1661). Тьерри (Thierry) Эдуард (1813—1894) — журналист, автор обзоров Салонов, благожелательно относился к Делакруа.
2 Лефюэль (Lefuel) Гектор-Мартен (1810—1881) — архитектор Фонтенбло. В 1854 году ему было поручено завершение нового Лувра, что он и выполнил по планам Висконти, но с существенными изменениями в фасаде и плане, связав эту постройку со зданием дворца Тюильри.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16-17-18-19-20-21-22-23-24-25


Великие поэты (фрагмент)

Алжирские женщины (Эжен Делакруа)

Автопортрет






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.