1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45

26 августа

Каждое утро во время отлива я хожу на пляж или к скалам у самой воды. Как-то на этих днях я очень устал, дойдя до песка, где бедные женщины собирали с помощью какого-то подобия трезубца мелкую рыбу. Днем получил письмо от кузена Делакруа.

Затем письмо от моего милого Риве, приглашающее меня провести несколько дней с его семьей на берегу моря и дающее мне необходимые указания. В этом же письме он высказал много тронувших меня и польстивших мне вещей.

Вечером, гуляя по пляжу, встретил Шенавара, которого никак не ожидал видеть здесь. Мне приятно было повидать его, и разговор с ним меня оживил. Он проводил меня до г-жи Шеппар, у которой я вынужден был провести вечер и где страшно соскучился. Выйдя оттуда около половины одиннадцатого, я прошелся по набережной до таможни, чтобы стряхнуть с себя всю эту глупость. Там я увидал английские пароходы — форма их некрасива. Почувствовал сильное негодование против всех этих народов, стремящихся только к тому, чтобы как можно скорее двигаться. Так пусть же как можно скорее они отправятся к черту со всеми своими машинами и усовершенствованиями, превращающими, в свою очередь, человека в машину!

27 августа

В полдень должны были спустить большое судно, так называемый клипер. Еще одно американское изобретение, имеющее целью увеличить быстроходность!

Когда люди достигнут наконец того, что пассажиры, удобно разместившись в жерле пушки, будут затем вылетать из нее со скоростью пули но всевозможным направлениям, тогда будет признано, что цивилизация далеко шагнула вперед. Мы приближаемся к этому счастливому времени, которое упразднит пространство, но не сможет упразднить скуку, так как необходимость заполнять время будет все возрастать, в связи с тем, что различные передвижения и переезды уже не будут занимать так много времени.

Я должен был зайти за Шенаваром, чтобы вместе с ним присутствовать при спуске судна; это зрелище действительно было красиво и доставило мне большое удовольствие. Своего спутника я встретил уже позднее. Мы прошлись с ним, посидели на траве на берегу моря, много и интересно говорили о политике и живописи. Наконец, я почувствовал усталость и вернулся домой довольно поздно. После обеда скука снова охватила меня. Пошел в сторону последней пристани, где стоял знаменитый клипер, который должны были окончательно оснастить. Там, под тентом, был устроен банкет. Пришлось выпить за здоровье американцев и быстроходности, изобржение которой следовало бы в виде статуи прибить на носу судна.

На другом корабле встретил юнгу-бретонца, говорившего на своем родном диалекте. Я подумал о Женни и о том, как ей было бы приятно встретить земляка. Затем был на ярмарке, расположившейся тут же на берегу; но моя скука только усилилась от этого. Возвращаясь той же дорогой, вновь увидал моих пирующих моряков. Они в это время дошли до кофе и, попивая его и покуривая, высказывали, без сомнения, массу прекрасных мыслей о прогрессе.

Понедельник, 28 августа

Повидал Шенавара на пляже в час дня, чтобы затащить его к себе посмотреть мои наброски. Он по-прежнему недостаточно отдает должное таланту больших мастеров, особенно в плане сравнения их с тем упадком, среди которого им приходится работать. Следовало бы думать и говорить как раз обратное. Может быть, до известной степени верно, что среди всеобщего равнодушия талант не приносит всех своих плодов; несомненно, что для того, чтобы создать то немногое, что мне удалось сделать, надо было проявить в тысячу раз больше энергии, чем всем Рафаэлям и Рубенсам, которым стоило только появиться перед пораженным и готовым к восхищению миром, чтобы заслужить всеобщее одобрение и поощрение.

Мы выходим вместе. Он повел меня по зеленеющим тропинкам по ту сторону скал, к замку. Я прощаюсь с ним у Соленого колодца и иду обедать. Вечером при отливе изумительный вид с другой стороны, к Полле. Я долго сидел в конце набережной. На обратном пути меня поймал молодой Гасси, сообщивший, что г-жа Мансо находится в Дьеппе. Он обещал не выдавать меня и не сообщать ей моего адреса. Оказалось, что у него самого комната как раз надо мной, а мы в течение десяти дней ни разу не встретились. Утром встретил Шенавара, который посоветовал мне отправиться к Герену.

Вторник, 29-го

Утром, во время прогулки с Женни по пляжу, встретил Шенавара, с которым говорил о ее болезни. Утром довольно долго оставался на пляже под солнцем, рассматривая купающихся.

Вернулся и стал работать. Сделал рисунок с Тевелена и два-три наброска, наполовину на память, того, что видел утром. В два часа с Женни у Герена. Я остался им очень доволен; кажется, он надеется облегчить ее положение. На обратном пути посетили с ней замок, который меня очень заинтересовал. Вид моря, гладкого, как зеркало, необозримого и могучего, обращавшего в ничто и пляж и весь городок Дьепп, доставил мне величайшее удовольствие.

Я хотел вечером повидать Шенавара, чтобы поблагодарить его; однако я даром пробродил по пляжу среди довольно нездорового тумана, испытывая при этом скуку, еще более вредную для меня.

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45


Эжен Делакруа. Девушка в костюме.

Вид моря с вершин Дьеппа

Апофеоз Делакруа






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.