1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45

Признаюсь в моем пристрастии к молчаливым искусствам, к немым вещам — Пуссен говорил, что это его особенность! Слово нескромно; оно спешит настигнуть нас, завладевает воспоминаниями и вместе с тем вызывает споры. Живопись и скульптура носят в себе нечто более серьезное — надо самому подойти к ним. Книга, наоборот, навязчива: она следует за нами, мы видим ее повсюду. Надо перевертывать страницы, следить за ходом мысли автора и дойти до конца произведения, чтобы судить о нем. Как часто приходится жалеть о внимании, потраченном на посредственную книжку и на те рассеянные кое-где идейки, которые приходится перебирать. Чтение книги, если она не абсолютно легкого содержания, всегда есть известный труд; по крайней мере оно вызывает некоторую усталость. Человек, который пишет, как будто вступает в тяжбу с критикой. Он вступает в спор, и его можно оспаривать.

Произведения художника и скульптора отличаются цельностью, как творения природы. Автор не присутствует в них и не находится с вами в непосредственном общении, как писатель или оратор. Он создает как бы осязаемую реальность, полную в то же время тайны. Ваше внимание не может быть введено в заблуждение; в первую же минуту лучшие части произведения бросаются вам в глаза; если низкое качество вещи невыносимо, вы быстро отводите глаза, тогда как подлинный шедевр невольно притягивает вас и погружает в созерцание, к которому вас влечет непреодолимое очарование. Это немое очарование действует все время с равной силой и, кажется, еще возрастает каждый раз, как вы снова обращаете на него взгляд.

С книгой дело обстоит несколько иначе. Ее отдельные красоты не настолько независимы, чтобы вызывать постоянно то же восхищение. Они слишком тесно связаны со всеми ее частями, которые ввиду необходимой связности изложения и неизбежных переходов не могут всюду представлять равного интереса. Если чтение хорошей книги будит наши мысли, а это одно из первых условий подобного чтения, — мы невольно смешиваем их с идеями автора. Но его образы не могут быть настолько четкими, чтобы мы не рисовали себе бок о бок с картиной, данной автором, другую, созданную нами самими на свой лад. Это доказывается лучше всего тем, как мало влечет нас к произведениям большого масштаба. Ода или басня обладают свойством картины, которую охватываешь одним взглядом. А где та трагедия, которая не утомляла бы нас? А тем более такие произведения, как Эмиль или Дух законов1.

Все утро был в плохом состоянии. Купил картины и безделушки из слоновой кости. Вернулся домой и улегся в постель Вернулся в церковь Сен-Реми, где рисовал, хотя и забыл дома очки. Обедал в шесть часов; в это время уже наступает темнота. Вечером гулял и бродил.

26 сентября

Отъезд из Дьеппа. Утром ходил на мол прощаться с морем: сделал набросок пляжа и замка, Погода была чудесная, море лазурное и спокойное.

На вокзале встретил Шенавара, который все это время оставался в Дьеппе, больной или чем-то занятый; он думал, что я уже уехал. Приехал в пять часов. Париж по-прежнему внушает мне антипатию.

27 сентября

Провел день за разборкой рисунков и гравюр.

28 сентября

Рассматривал сегодня утром маленького Св. Себастьяна, сделанного пастелью на бумаге, сравнивая его с густо наложенными пастелями, сделанными на темной бумаге, и был поражен огромной разницей между ними по свету и легкости. Сопоставляя фламандскую живопись с живописью венецианцев, легко оценить ее мягкость. При случае попросить г. Леду дать мне разрешение на поездку в Альфор, чтобы сделать этюды лошадей.

30 сентября

Статья в Монитере о моей Охоте на львов. Это — вторая. Отыскать первую.

1 октября

Сегодня, 1 октября, я был у Дюрье по поводу ходатайства семьи Пьерре. Там я встретил Шартона-отца, который советует мне по пути из Милана в Венецию остановиться на один день в Вероне, а также в Виченце и Падуе и только после этого, ехать в Венецию. В Генуе он советует мне взять нечто вроде почтовой кареты, чтобы посетить Пизу, Сиену и т.д. Он с восторгом описывал мне итальянские пейзажи.

Барбо говорил мне, что виноградники можно оплодотворять при помощи пчел, которых выпускают после того, как дождь смочит пыльцу. Он говорил также, что в Лиме почти не бывает дождей, чем и объясняется бесплодие этих мест.

Шенавар сказал мне по поводу моих идей относительно живописи, что я одновременно устанавливаю заповеди и сам служу им примером, делая и то и другое превосходно. Он очень восхищается некоторыми из моих вещей, находящимися в Люксембурге, считая, что они обличают пошлость других работ. «Я иногда спрашиваю себя, — прибавил он: понимает ли он сам вполне все то, что вкладывает в свои произведения?»


1 «Эмиль, или О воспитании» — сочинение Жан-Жака Руссо (1762). «О духе законов» — сочинение Монтескье (1748).

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45


Бетховен за работой

Рийксмузеум - шедевр Рембрандта

Пиета (Эжен Делакруа)






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.