1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45

30 апреля

Я пишу г-же Форже: «Я все еще в деревне; никак не могу оторваться — не скажу, от тени лесов, ибо за последнее время больше дождя, чем солнца; но именно то и было нам нужно. Что действительно грустно, так это то, что мороз побил виноградники нашего бедного местечка и грозит погубить урожай фруктов. Кто бы мог поверить, что одна эта округа дает Парижу на восемьдесят тысяч франков одних только вишен?

Останусь здесь еще на неделю. У меня вид Робинзона, и я так же одинок, как он. Набросал проект нескольких статей; к сожалению, здесь нет необходимых материалов, чтобы работать над ними более основательно. Заканчиваю заказанные мне картины; главное, наслаждаюсь счастьем, заключающимся в том, что меня никто не тревожит... Вам, изнеженным людям, когда вы просыпаетесь утром и чувствуете, что воздух посвежел, даже и в голову не приходит, что там и сям по всей местности, где вы живете, рассеяны несчастные, которых этот холод приводит в отчаяние; вы просто велите развести огонь. Может быть, этот небольшой мороз так же сильно удорожит жизнь, как это было в прошлом году. Что скажет на это светское общество и какие выводы сделает из этого Бушеро?

Читали ль вы о смехотворном процессе, который ведет вдова Бальзака против Дюма, желающего непременно поставить надгробный памятник ее мужу по своему вкусу, но, разумеется, на средства, собранные по подписке? Она была бы права, если бы сама уже воздвигала этот памятник, но если этого придется еще ждать около четырех лет, то прав Дюма, желая отдать собрату, которого он при жизни ненавидел, небольшую дань почитания, не требующую к тому же от него никаких затрат.

Вот и бедный Ламартин взялся за перо, чтобы издать для детей том своих сильно подчищенных произведений. Предисловие, которое он помещает в начале этого сборника избранных произведений, в свою очередь сильно нуждается в чистке, а главное, в сокращении. В нем встречаются такие фразы: «Чем плодовитее писатель, тем больше тины оставляет он на своем пути. Мысль человека рождается не из первой волны и не из волн вообще: ясная, быстрая, непогрешимая, достойная храниться в урнах вечности, чтобы питать род человеческий, мысль человека, даже наиболее наделенного небесными дарами, есть поток, который низвергается с большей или меньшей высоты, пролагая себе более или менее глубокое ложе в памяти людей и т.д., но этот поток покрыт пеной и увлекает за собой тину и песок, и надо Очень остерегаться, чтобы черпая из небесной влаги, не зачерпнуть также и этот осадок». Увидим, какова эта влага небес, которую извлекает Ламартин в свои хорошие дни. Если стиль выбранных им вещей соответствует духу того, что мы сейчас прочли, то легко согласиться, что сборник, как сам он признается, будет слишком объемистым. Не странно ли видеть, что автор раскрывает и наглядно показывает всем, что он полон той самой тины и песка, о которых он говорит и которые свидетельствуют как о поспешности его работы, так и о презрении к публике, для которой он пишет. Так-то, желая выставить свой товар под другим названием, он сам становится критиком своих книг, берет на себя труд показать нам все, что есть в них плохого; он доходит до того, что переделывает целые обороты, выкидывает строфы, подчищает образы, исправляет слова. Вероятно, это последняя книга, которую он думает опубликовать, ибо кто же теперь захочет покупать остальные? Совершенно ясно, что каждые десять лет он их будет переделывать, разумеется, сильно подчищая.

Париж, 2 мая

Сегодня выехал из Шамрозе в семь часов утра. Меня тревожило письмо Барбье относительно заседания призывной комиссии; затем я получил письмо Альберта де Во, в котором подтверждалось получение им извещения о превосходной посылке, которую я боялся надолго доверить моим привратникам; наконец, говоря правду, настало время уехать. Оставаясь дольше, я бы все время упрекал себя за это, помня, что мне надо быть в Париже.

Только что приехал в Париж и прилег отдохнуть, как пришли мои кузены Делакруа и Жакоб. Очень рад был их видеть.

3 мая

Оба кузена пообедали со мной; мы засиделись за столом до одиннадцати часов. Я обожаю рассказы военных, а его я вообще люблю; это тип настоящего военного.

Утром с истинным жаром вновь взялся за эскиз Схватка львов. Может быть, из этого и удастся что-нибудь сделать.

5 мая

Во Франции, да и в других местах, нет больше места среднему положению: или иезуиты, или «сентябристы»; надо мириться либо с одним, либо с другим режимом. Это открытое и поощряемое государством внедрение духовенства в систему воспитания есть тенденция, которую нельзя остановить иначе, как неизбежно впадая в противоположную крайность.

7 мая

Обедал у Барбье. Даньян рассказал мне историю Кабарюса, директора банка Карла III, отправленного во Францию с тремя миллионами золота, чтобы устроить побег Людовика XVI во время суда над ним. Его любовница, герцогиня Санта-Круц, вырывает у него эту тайну; с королем было условлено, что Кабарюс поедет во Францию один, что лошадей будут давать только ему, что он будет получать нужные указания, но необходимо, чтобы он ехал один. Однако он согласился взять с собой герцогиню, одетую слугой. Его задерживают в дороге, не пропускают. Он протестует, упрямится. Словом, его отправляют в Мадрид. Пока он теряет время, процесс идет своим чередом, и он попадает в Париж, чтобы увидеть казнь короля.

Катон в конце своей жизни говорил, что раскаивается только в двух вещах: в том, что однажды сообщил некую тайну своей жене, и в том, что совершил морем то путешествие, которое мог совершить по суше. Это припомнили в связи с кораблекрушением Эрколано.

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45


Гомер

Лев, пожирающий кролика

Заточение Хилона






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.