организация фуршетов в Москве тут


1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45

24 октября

Обошел весь парк при чудной погоде. Вышел благополучно один, как только встал и оделся. Прошел вдоль канала и изгороди до самых скал; отрадное воспоминание о кратких мгновениях, проведенных там. Я почувствовал себя совсем молодым и был удивлен и почти огорчен своим волнением. Зарисовал несколько фантастических обломков скал.

За завтраком Беррье рассказал нам о Беньо. Как-то раз он сказал ему, в связи с каким-то делом, что у него не хватило в данном случае характера. «Характера, — ответил Беньо, — но у меня его никогда не было; я совершенно бесхарактерный человек. Если бы у меня его было столько, сколько во мне, по общему мнению, есть ума, я бы двигал горами».

Прогулка с дамами в обществе Батта и Ришома. За завтраком этот последний очень смешил нас вместе с доктором Обле из Мальзерба. Беррье припомнил словцо Пискатера, сказавшего, что ему надоели его оранжереи и что ему хочется приобрести вкус к картинам.

27 октября

Я пишу г-же Форже. Всегда приятное общество, какое находишь тут, все же не так многочисленно, как в последний раз, когда я был здесь. Нет г. Батта, бывшего его украшением, нет и княгини. Это лишает нас превосходной музыки. Батта находился здесь, когда я приехал, но он вынужден был покинуть нас: что касается княгини, которая находилась в Австрии и должна была вернуться сюда в эту пору, то ее задержали болезни и смерти в семье. Г-н Беррье возмещает все это преизбытком любезностей. В течение вечеров, занятых музыкой, которую он очень любит, мы все были поглощены этим единственным развлечением. Теперь же, когда мы и этого лишены, он стал неистощим по части драгоценных воспоминаний, рассказанных занимательнейшим образом, и мне думается, что я лишь в выигрыше от такой замены. Если погода установится, то мне нечего желать иного, как только, чтобы такая жизнь продлилась. Но надо примириться, когда приходится отказаться от сего, даже самого приятного. Прогулка за пределы парка с доктором Обле, Ришомом и г-жой Каен.

Мельница, тенистая дорожка в горы и возвращение через живописное местечко, поросшее лесом и усеянное скалами. Г-жа Беррье, невестка, желает поститься, несмотря на разрешение епископа Орлеанского не соблюдать поста во всем епископате. Она напоминает того крестьянина, который во время проповеди, вызвавшей общие слезы, оставался совершенно спокойным и на вопрос людей, почему он остался так холоден, ответил, что он не из этого прихода.

В связи с этим я сказал, что, отвлекаясь от всякого личного чувства, я нахожу, что протестантизм — нелепость. Беррье мне сообщил, что Тьер сказал буквально то же самое герцогу Вюртембергскому. «Вы идете против традиций всего человечества, против того, что резюмирует всю философию, что содержит в себе»... и т.д. Вечером Беррье читал нам вслух пословицы.

29 октября

Прогулка в Мальзерб с этими дамами. Маленький замок Рувиль — владение некого г. д'Аббовиль. Очень красивая приморская сосна в скалах.

Беррье рассказывает нам историю Генриха IV, заблудившегося в скалах этой местности на обратном пути от своей любовницы Генриетты д'Антраг, для свидания с которой он приезжал из Фонтенбло. Он был один и, зайдя в какой-то кабачок, сел у столика и попросил привести ему какого-нибудь шутника из местных, чтобы поболтать с ним. Ему приводят парня по прозванию Молодец, которого король усаживает за стол против себя и спрашивает: «Чем отличается распутник от молодца?» — «По-моему, только тем, — ответил тот, — что сидит по другую сторону этого стола».

Некоему человеку, потерявшему в одной из битв, где он сражался рядом с ним, глаз, Генрих IV пишет следующую записку: «Кривой, мы деремся послезавтра; будь со всеми своими на таком-то месте, и горе всем слепым!»

Анекдот о Наполеоне, отправившемся на свадьбу Маре в Сен-Клу или в Версаль. С ним в карете ехал Талейран 1, которому он сказал, что его молодость кончилась в сражении при Сен-Жан д'Акр. Он хотел этим сказать, по-видимому, что он там потерял веру в свою счастливую звезду. Англичане, продолжал Наполеон, «задержали меня в ту минуту, когда я готовился отправиться в Константинополь». В конце концов, — прибавил он, — то, что мне помешали сделать с юга, может быть, когда-нибудь я постараюсь делать с севера». Талейран, совершенно пораженный, писал несколько дней спустя одной очень известной аристократической даме: «Я сомневаюсь, не сходит ли этот человек с ума (это происходило в начале консульства); вот что он сказал на днях».

Письмо попало позднее в руки Поццо2; это было во время кампании 1812 года. Поццо, который стремился объединить всех врагов Наполеона, обратился к турецкому правительству. Так как Турция находилась в состоянии войны с Россией, то он воспользовался моментом наступления русской армии и показал это письмо туркам, чем достиг заключения мирного трактата между воюющими сторонами, и это позволило России бросить все свои силы против Франции.

Возвращался сегодня очень красивыми местами; между прочим проходил мимо колодца причудливой формы; очень жалел, что не зарисовал его.

Скалы на переднем плане и т.д.; одна из них, поросшая деревьями, привела мне на память Норму.


1 Талейран (Talleyrand-Perigord) Шарль-Морис (1754 — 1838) — выдающийся дипломат. Был министром иностранных дел и дипломатом консульства, затем империи в годы господства Наполеона над всей Европой. Отличаясь блестящим талантом дипломата, он проявил необычайную ловкость карьериста и брал взятки со всех тех, кто в той или иной степени зависел от Франции; за свою многолетнюю деятельность совершил немало измен.
2 Поццо ди Борго (Pozzo di Borgo) Карл-Андрей (1764 — 1842) — русский дипломат, посланник в Париже после второй реставрации. Питал неискоренимую неприязнь к Наполеону и к проводимой им политике. Имя хитрого и мстительного Поццо тесно связано с жестоким белым террором. Он пользовался своим влиянием, чтобы мстить как сторонникам революции, так и сторонникам Наполеона. В 1812 году Александр I вызвал его в Петербург.

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45


Эжен Делакруа. Портрет Полин Вийо в мавританском костюме.

Свобода, ведущая народ

Лимб (роспись купола)






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.