1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45

Чрезмерная темнота фона хорошо, если хотите, выделяет ярко освещенное лицо; но это яркое освещение часто становится крайне грубым, одним словом, — перед нами скорее необычный эффект, чем предмет в его естественном состоянии. Подобные лица, так резко выделяющиеся, скорее напоминают видения или призраки, чем живых людей. Это впечатление зависит еще и от того, что сами по себе краски темнеют от времени. Темные краски становятся еще темнее по отношению к светлым, которые лучше сохраняются, особенно если картины часто промывались и снова покрывались лаком. Лак пристает к темным местам и не легко отходит, отчего потемнение еще усиливается; таким образом, фон, который в свеженаписанной работе был умеренно темным, делается со временем совершенно темным. Копируя Тицианов и Рембрандтов, мы думаем, что передаем свет и тени в том соотношении, в каком они были выдержаны самим мастером; на самом же деле мы с благоговением воспроизводим работу, или, лучше сказать, разрушения, причиненные временем. Эти великие люди были бы сильно огорчены и изумлены, видя подобные закопченные корки вместо того, что было ими написано. Фон в Снятии со креста Рубенса, который должен был изображать действительно очень темное небо, но такое, каким его представлял себе художник, сделался до такой степени черным, что на нем невозможно различить ни единой детали.

Иногда удивляются, что ничего не осталось от античной живописи; надо еще удивляться, что уцелели кое-какие ее следы в виде третьесортной мазни, покрывающей стены Геркуланума; эта роспись все же была в лучших условиях в смысле сохранности, поскольку она была написана на стенах и не подвергалась случайностям, каким подвергаются картины, писанные на холсте или на доске и в силу этой своей, если можно так выразиться, подвижности подверженные множеству случайностей. Мы меньше бы удивлялись исчезновению античной живописи, если бы подумали о том, что большинство картин, написанных в эпоху Ренессанса, то есть сравнительно недавно, стало неузнаваемым и что большое число их уже погибло от тысячи различных причин.

Эти причины все множатся из-за роста жульничества всех видов, фальсифицирующего вещества, входящие в состав красок, масла и лака, из-за развития промышленности, заменяющей в холсте хлопок пенькой, выдержанное дерево, которое употреблялось ранее для живописи, скверной доской и т.д. Неумелые реставрации довершают это дело разрушения. Иные воображают, что очень много сделали для картин тем, что реставрировали их; они думают, что живопись все равно что дом, который после ремонта всегда остается домом, как и все, что относится к нашему обиходу и что разрушается временем, еще поддерживается нашей изобретательностью на некоторое время при помощи штопок и поправок всякими способами. Женщина в крайнем случае может при помощи туалета скрыть несколько морщин, чтобы вызвать иллюзию и показаться несколько моложе. Но с картинами дело обстоит иначе; каждая мнимая реставрация в тысячу раз страшнее любого ущерба, нанесенного временем. Вы получаете обратно не реставрированную картину, а совершенно другую картину, работу несчастного пачкуна, который подменил собой автора подлинной картины, исчезнувшей под его мазней.

Реставрации в скульптуре не встречают таких трудностей. О новой готике.

30 июля

Взять у Дюрье фотографии, чтобы захватить их с собой в Дьепп, равно как наброски с Ландона и Тевелена. Портретные фотографии. Животные и анатомия.

Мне кажется, можно избегнуть фотографий, если набросать сюжет клеевой краской, после того как он перенесен на клетки. Чтобы сделать перерисовку по такому грубому подмалевку, надо прокрыть его легким слоем клея, только не животного. Следовало бы попробовать сок чеснока, который дает блеск и должен содержать клейковину, так как он очень крепко склеивает некоторые предметы. Можно было бы также незаметно делать ретушь клеевой краской. Можно было бы даже делать подмалевок на плотном холсте масляной краской, как это делается в панно, но это было бы дольше и труднее.

1 августа

Утром в комиссии, в префектуре полиции, относительно меблировки помещения для префекта. Снова увидел комнаты верхнего этажа, где жила г-жа Дельсер.

В Сен-Сюльпис. Встретил Шенавара в кабриолете, когда выходил от Галеви; отвез его к себе. Он был в возбужденном состоянии хорошо позавтракавшего человека, о чем сообщил мне сам; но это и так можно было заметить и по его виду и по винному запаху. Его чувства были так же возбуждены, как и воображение, и он проявил по отношению ко мне много нежности, которая мне доставила не меньше удовольствия, чем его размышления о возникновении и конце света. Он развивал мне очень интересные идеи на эту тему и обещал дать ко всему этому пояснительную таблицу. Я подарил ему первый набросок моего Тигра, нападающего на лошадь, которого писал для г-на Вейля! Обещал ему подарить еще несколько набросков. Они будут в хороших руках. Он рассказал мне, что видел у Ризенера целые вороха моих набросков. Я, правда, знал, что они у него имеются, но не думал, что в таком количестве.

Вчера и третьего дня два первых сеанса работы над Охотой на львов. Думаю, что эта вещь будет быстро подвигаться.

2 августа

Плохой день: это третий сеанс работы над большой картиной. Несмотря на это, я настойчиво продолжал работу и двинул ее вперед. Писал правый угол: лошадь, человека и львицу.

1- 2- 3- 4- 5- 6- 7- 8- 9- 10- 11- 12- 13- 14- 15- 16- 17- 18- 19- 20- 21- 22- 23- 24- 25- 26- 27- 28- 29- 30- 31- 32- 33- 34- 35- 36- 37- 38- 39- 40- 41- 42- 43- 44- 45


Комната, в которой художник скончался.

Уличный мальчишка

Переходы от четкого рисунка к размытому цвету






Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Эжен Делакруа. Сайт художника.